Тошнота рвота спинальная анестезия кесарево сечение

Проект клинических рекомендаций

Клинические рекомендации подготовлены на основании анализа материалов, отвечающих требованиям доказательной медицины.

Период действия клинических рекомендаций —

Клинические рекомендации содержат исключительно рекомендации и организационные решения по их реализации.

Специалисты, использующие настоящий документ, должны учитывать, что при появлении новых данных, заслуживающих внимания, в клинические рекомендации могут быть внесены существенные изменения.

Спинномозговая анестезия при операции кесарева сечения в более чем 66 % случаев осложняется тошнотой и рвотой различной степени выраженности. И хотя, эти неприятности не относят к жизненно опасным осложнениям, они способны значительно снизить качество проводимой анестезии. С этим связан постоянно продолжающийся поиск средств профилактики.

В некоторых случаях осложнения, в виде приступов тошноты, пусть и не вызывая серьезных последствий, значительно отягощают самочувствие больного и усугубляют его страдания. Но наличие неоднократной рвоты вызывает опасение развития фатальных осложнений в виде аспирации рвотных масс, расхождения швов анастомоза, швов передней брюшной стенки, эвентрации, кровотечения, повышения внутричерепного давления, отека мозга.

В последние годы в анестезиологической практике стали шире применяться новые ингаляционные и неингаляционные анестетики, новые методики общей и местной проводниковой анестезии, и частота послеоперационной тошноты и рвоты значительно снизилась и составляет 20-30%. По данным других авторов, частота интраоперационной тошноты и рвоты именно при спинномозговой анестезии у пациентов неакушерского профиля в среднем составляет 5-15%. Не стоит забывать, что беременность сама по себе является состоянием с высокой предрасположенностью к тошноте и рвоте из-за повышенного внутрибрюшного давления и изменения гормонального фона. Возможно, именно поэтому, по различным данным литературы, до 66 % случаев спинномозговой анестезии при операции кесарева сечения осложняться тошнотой и рвотой различной степени выраженности. Различия в литературных данных по частоте интраоперационной тошноты и рвоты (ИОТР), по всей видимости, обусловлены особенностями и тщательностью регистрации в клиниках такого кажущегося незначительным факта, как легкая тошнота. По данным мультицентрового исследования «Безопасность спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения», организованного по инициативе участников 1 Всероссийской конференции «Критические состояния в акушерстве и неонаталогии» (г. Петрозаводск, 26-28 мая 2003г.), частота случаев интраоперационной тошноты во время спинномозговой анестезии составляет 10,95%, а интраоперационной рвоты – 1,52% . Появление у пациентов жалоб на тошноту должно анализироваться анестезиологом с учетом значений артериального давления, частоты и наполнения пульса, что позволит своевременно начать соответствующие лечебные мероприятия.

Хотя механизмы тяжелых осложнений спинномозговой анестезии уже давно изучены и переосмыслены, тошнота и рвота, по-прежнему, остаются важными симптомами, предостерегающими анестезиолога о возможных более тяжких гемодинамических осложнениях. Кроме того, резкие сокращения диафрагмы, предшествующие рвоте, способны вызывать смещение органов брюшной полости, что затрудняет работу хирургов и увеличивает риск различных хирургических осложнений. Дополнительную опасность несет также и существующая при этом угроза аспирации и развития синдрома Мендельсона. Не случайно интра-и послеоперационную рвоту зачастую называют «большой маленькой проблемой» клинической анестезиологии, однако, с точки зрения пациентов, эта же проблема кажется «большой». Для них интра- и послеоперационная рвота – чрезвычайно неприятное и тягостное событие, негативно влияющее на удовлетворенность качеством лечебного процесса. Если спросить пациентов о предпочтениях, связанных с анестезией, операцией и послеоперационным периодом, то их стремление избежать тошноты и рвоты приобретает особую важность. Это желание является приоритетным даже в большей степени, чем отсутствие боли или других проблем, например озноба или послеоперационной сонливости. Не стоит забывать и о психоэмоциональной окраске, сопровождающей тошноту и рвоту, что способствует выработке негативного отношения у пациентов к качеству работы лечебного учреждения. Негативная психоэмоциональная окраска, сопровождающаяся ИОТР, способна выработать у больных отрицательное отношение к качеству проведения анестезии, что отражается на престиже врача, специальности и лечебного учреждения. Таким образом, поиск средств для профилактики ИОТР представляется актуальным для акушерской практики.

Следует заметить, что патофизиология ИОТР при проведении спинномозговой анестезии все-таки значительно отличается от механизмов тошноты и рвоты в других клинических ситуациях. Более того, слепой перенос тактики лечения тошноты и рвоты из общей медицинской практики на лечение данного явления при спинномозговой анестезии может привести к возникновению еще более грозных осложнений. В настоящее время хорошо известно, что основными пусковыми факторами возникновения тошноты и рвоты при спинномозговой анестезии являются :

  • снижение перфузии головного мозга, а следовательно, и возникновение ишемии нейронов рвотного центра, при наличии артериальной гипотонии;
  • преобладание активности парасимпатической системы во время нейроаксиального блока;
  • непосредственное раздражение рвотного средства опиоидами, испльзуемыми в качестве адъювантов;
  • изменение внутрибрюшного давления.

К тому же в возникновении тошноты и рвоты во время спинномозговой анестезии могут участвовать сразу несколько взаимовлияющих друг на друга факторов и механизмов, и ведущая роль какого-либо из них в отдельных случаях может быть весьма спорной.

Положение 1. Современные исследования уделяют серьезное внимание вопросам выявления факторов риска и разработке эффективных путей профилактики интраоперационной тошноты и рвоты. Один из них- своевременное выявление групп риска возникновения ИОТР. По данным литературы факторами риска являются: женский пол, укачивание в транспорте, ИОТР в анамнезе, индекс массы тела более 25.

Положение 2. В назначении фармакологической аниэметической профилактики нуждаются пациенты с вышеуказанными факторами риска. Профилактика проводится дексаметазоном, в дозе 4мг внутривенно за 10 мин до начала операции.

Положение 3. В интраоперационном периоде рекомендуется подача увлажненного кислорода, что так же снижает частоту возникновения ИОТР.

Положение 4. Комбинация внутривенного и внутриматочного введения при операции кесарева сечения является наиболее оптимальной для уменьшения риска ИОТР. Повышение дозы вводимого окситоцина усиливает выраженность интраоперационной тошноты и рвоты.

Положение 5. В интраоперационном периоде используется неинвазивный мониторинг (АД, САД, ЧСС,SрО2).

В литературе очень мало работ, посвященным проблеме интраоперационной тошноты и рвоты при нейроаксиальных методах анестезии, и в частности в акушерской практике. Учитывая, что возможности профилактики интраоперационной тошноты и рвоты при нейроаксиальных методах анестезии являются более ограниченными вследствие особенностей нейрофизиологии спинального блока и наличия симпатической блокады, нередко субтотальной или тотальной, что создает уникальную ситуацию преобладания активности парасимпатической нервной системы и ятрогенного создания исходного благоприятного фона для возникновения тошноты и рвоты. При спинномозговой анестезии, проводящейся с целью анестезиологического обеспечения операции кесарева сечения, круг препаратов, пригодных для профилактики интраоперационной тошноты и рвоты, еще более сужается, что диктуется суровой необходимостью соблюдения интересов безопасности.

В 2002г. было разрешено применять в качестве профилактического противорвотного средства дексаметазон. Предположительными механизмами антиэметического действия дексаметазона являются: 1) угнетение синтеза простагландинов; 2) освобождение триптофана (кортикостероиды обладают свойством снижать уровень 5-гидрокситриптофана в нейтральных тканях посредством освобождения предшественника триптофана); 3) снижение уровня эндорфинов; 4) противовоспалительное действие кортикостероидов может предотвращать высвобождение серотонина в кишечнике. Применение дексаметазона более эффективно и целесообразно перед индукцией в анестезию. Большое количество работ по изучению антиэмитического действия дексаметазона указывают не только на целесообразность дальнейших исследований, но и определение эффективной рекомендуемой дозы препарата. По мнению некоторых авторов, дексаметазон более эффективен при применении в дозе 8 мг. Кроме того, внутривенное введение 8 мг дексаметазона оказывало явный антиэметический эффект, который авторы описывают как «более полный», то есть не только отсутствие рвоты, но и тошноты.

Результаты последних исследований свидетельствуют, что у этого препарата могут быть весьма неплохие перспективы в профилактике и лечении ИОТР при спинномозговой анестезии, в том числе и во время операций кесарева сечения.

источник

Профилактика тошноты и рвоты при спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения Текст научной статьи по специальности « Медицина и здравоохранение»

Представлены данные о сравнении эффективности лекарственных препаратов, используемых в качестве профилактики интраоперационной тошноты и рвоты (ИОТР) в 3 группах (104 женщины). В качестве средств премедикации использовали метоклопрамид (33 женщины) и дексаметазон (36 женщин). В группе сравнения (35 женщин) в качестве плацебо применяли физиологический раствор хлорида натрия в равном объеме. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии статистически достоверных различий между группами с применением метоклопрамида и физиологического раствора хлорида натрия и о наименьшей частоте ИОТР в группе с дексаметазоном .

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Погодин А.М., Шифман Е.М.,

Omparative data of different drugs for prevention of post-operative nausea and vomiting (PONV) in 3 groups of paturients (n = 104) is presented. Metoclopramide (33 paturients) and dexametasone (36 parturients). Control group (35 paturients) obtained placebo (normal saline, same volume). Study results show no difference between use of metoclopramide and normal saline, and minimal occurrence of PONV in dexametasone group.

Текст научной работы на тему «Профилактика тошноты и рвоты при спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения»

Профилактика тошноты и рвоты при спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения

‘Родильный дом «СеверСталь», Череповец; 2МУЗ «Родильный дом им. К. А. Гуткина», Петрозаводск

Prevention of nausea and vomiting during cesarean section under spinal anesthesia

А. М. Pogodin1, Е. М. Shifman2

1 Maternity hospital «Severstal», Cherepovets; 2K. A. Gutkin’s Maternity Hospital, Petrozavodsk

Представлены данные о сравнении эффективности лекарственных препаратов, используемых в качестве профилактики интраоперационной тошноты и рвоты (ИОТР) в 3 группах (104 женщины). В качестве средств премедикации использовали метоклопрамид (33 женщины) и дексаметазон (36 женщин). В группе сравнения (35 женщин) в качестве плацебо применяли физиологический раствор хлорида натрия в равном объеме. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии статистически достоверных различий между группами с применением метоклопрамида и физиологического раствора хлорида натрия и о наименьшей частоте ИОТР в группе с дексаметазоном. Ключевые слова: послеоперационные тошнота и рвота, дексаметазон, метоклопрамид.

Comparative data of different drugs for prevention of post-operative nausea and vomiting (PONV) in 3 groups of paturients (n = 104) is presented. Metoclopramide (33 paturients) and dexametasone (36 parturients). Control group (35 paturients) obtained placebo (normal saline, same volume). Study results show no difference between use of metoclopramide and normal saline, and minimal occurrence of PONV in dexametasone group. Key words: post-operative nausea and vomiting, dexametasone, metoclopramide.

Спинномозговая анестезия при операции кесарева сечения в более чем 66 % случаев осложняется тошнотой и рвотой различной степени выраженности [5]. И хотя эти неприятности не относят к жизненно опасным осложнениям, они способны значительно дискредитировать метод и снижать удовлетворенность рожениц качеством проводимой анестезии [1]. С этим связан постоянно продолжающийся поиск средств профилактики.

Цель исследования: сравнение эффективности различных методов премедикации, включающих метоклопрамид и дексаметазон, в профилактике интраоперационной тошноты и рвоты (ИОТР) при выполнении спинномозговой анестезии (СА) операции кесарева сечения.

Круг изучаемых состояний очерчен целью настоящей работы. Была сформирована выборка из 104 беременных, которая для цели исследования случайным образом была разбита на 3 группы. Для исследования были изучены случайные выборки трех групп:

1. Группа I, плацебо (35 случаев), для профилактики ИОТР за 10 мин до проведения СА

пациенткам внутривенно вводили 2 мл 0,9 % раствора хлорида натрия.

2. Группа II (33 случая), в качестве премедикации использовали внутривенное введение 10 мг ме-токлопрамида за 10 мин до проведения СА.

3. Группа III (36 случаев). Всем беременным в данной группе за 10 мин до начала СА было внутривенно введено 8 мг дексаметазона.

Статистический анализ полученных данных включал проверку гипотезы о достоверности различия групповых средних значений перечисленных ниже числовых показателей, а также расчет частот качественных показателей, таких как оперативный доступ, объем операции и ИОТР. Для исследования достоверности различия групповых средних применялся одномерный дисперсионный анализ. Для расчета частот и их ошибок использовались методы описательной статистики. Анализ данных проводился с помощью программного пакета БТАШИСЛ 6.0.

Между группами не было найдено статистически значимого различия средних значений показателя возраста. Средний возраст рожениц по всей выборке составил 27,84 ± 0,47 года (табл. 1).

Оперативное вмешательство осуществлялось в сроке 38,63 ± 0,11 нед. Статистически

достоверного различия средних значении срока гестации между группами отмечено не было (табл. 2).

Также не было отмечено статистически значимых различии между средними исследуемых групп по показателям роста и веса женщин (табл. 3).

Инфузионную терапию перед выполнением СА проводили в режиме терапевтическои гемодилю-ции (ТГ) 0,9 % раствором хлорида натрия в объеме 500 мл. Пункции выполняли на уровнях Ц-Ц и Ц-Ь4 в положении пациентки сидя. Для достижения спинномозгового блока использовали 0,5 % изобарический раствор бупивакина в дозе 2,68 ± 0,02 мл (табл. 4).

Во время анестезии во всех трех группах проводили постоянную ингаляцию увлажненного кислорода (3 л/мин). Измерение артериального давления (АД), частоты сердечных сокращений (ЧСС), насыщения гемоглобина кислородом (SpO2) проводили монитором Philips M35. Измерения АД проводили через каждые 2 мин до извлечения плода и в последующем через каждые 5 мин до перевода родильницы в палату.

Не было обнаружено статистически достоверного различия средних значений показателя исходного АД между исследуемыми группами (табл. 5).

Таблица 1. Возраст беременных в исследуемых группах

II (n = 33) 28,21 ± 0,90 20 / 43

III (n = 36) 27,97 ± 0,65 21 / 36

Всего (n = 104) 27,84 ± 0,47 18 / 43

* Здесь и далее: Min/Max — минимальное/максимальное значение в группе.

Таблица 2. Характеристика беременных в исследуемых группах по сроку гестации

II (n = 33) 38,70 ± 0,20 36 / 41

III (n = 36) 38,69 ± 0,16 36 / 41

Таблица 3. Антропометрические характеристики беременных в исследуемых группах

Группа M ± m Min / Max M ± m Min / Max

I (n = 35) 161,89 ± 0,86 147/171 76,52 ± 2,00 56,9 / 116,0

II (n = 33) 163,21 ± 1,16 150/177 76,85 ± 2,26 54,1 / 105,0

III (n = 36) 164,44 ± 1,14 152/176 74,61 ± 1,65 61,0 / 98,1

Всего (n = 104) 163,19 ± 1,13 147 / 177 75,96 ± 1,13 54,1 / 116

Таблица 4. Дозы бупивакаина, использованные при выполнении СА

III (n = 36) 2,68 ± 0,03 2,2 / 3,0

Всего (n = 104) 2,68 ± 0,02 2,0 / 3,5

Таблица 5. Показатели исходного артериального давления в исследуемых группах

Группа M ± m Min / Max M ± m Min / Max

_I (n = 35)_119,77 ± 1,43_110 / 131_68,66 ± 1,55_47 / 90

II (n = 33)_116,85 ± 1,50_100 / 130_68,30 ± 1,68_48 / 83

III (n = 36)_115,39 ± 1,64_94 / 130_70,56 ± 1,43_52 / 87

Всего (n = 104) 117,33 ± 0,89 94 / 131 69,20 ± 0,83 47 / 90

Таблица 6. Особенности оперативного вмешательства в исследуемых группах

Длительность операции, мин Объем кровопотери, мл

Группа M ± m Min / Max M ± m Min / Max

_I (n = 35)_25,91 ± 1,26_14 / 45_551,43 ± 13,38_450 / 800

II (n = 33)_27,85 ± 1,15_18/ 40_545,45 ± 10,06_450 / 700

III (n = 36)_27,67 ± 1,52_13 / 55_550,00 ± 10,73_450 / 700

Всего (n = 104) 27,13 ± 0,76 13 / 55 549,04 ± 6,26 450 / 800

Таблица 7. Изменения артериального давления во время операции кесарева сечения

Разность АДсист* Разность АДдиаст**

Группа M ± m Min / Max M ± m Min / Max

_I (n = 35)_33,43 ± 2,40_6 / 66_17,97 ± 2,41_0 / 44

II (n = 33)_32,48 ± 1,94_13/ 61_15,45 ± 2,04_0 / 39

III (n = 36)_32,86 ± 2,40_7 / 65_13,83 ± 1,79_0 / 40

Всего (n = 104) 33,11 ± 1,29 6 / 66 15,86 ± 1,21 0 / 44

* Разность между максимальным и минимальным систолическим АД за период операции.

** Разность между максимальным и минимальным диастолическим АД за период операции.

Оперативный доступ выполнялся из разреза по Пфанненштилю (75 случаев) либо нижнесрединной лапаротомии (29 случаев). Средняя продолжительность проводимых операций составила (27,13 ± 0,76 мин). Статистически достоверных различий между средними исследуемых групп по показателям продолжительности операции и объема кровопотери не наблюдалось (табл. 6).

Таким образом, три исследуемые группы были статистически однородны по возрастным, антропометрическим и акушерским характеристикам.

У всех беременных в исследуемых группах исследуемой выборки (п = 104) операция и анестезия протекали без осложнений. У всех пациенток развился адекватный уровень анестезии, развитие сенсорного блока было в пределах уровней

Статистически значимого различия между исследуемыми группами по изменению гемодинамики также не наблюдалось. В качестве параметра изменения гемодинамики была принята разность между максимальным и минимальным

значением АД за период операции у каждой пациентки (табл. 7).

Наименьшая частота ИОТР отмечалась в группе, где применялся дексаметазон (11,1 % ± 1,6 %) (табл. 8).

В 2002 г. было разрешено применять в качестве профилактического противорвотного средства дексаметазон. Надо сказать, что антиэметические эффекты кортикостероидов используются в онкологии в рамках химиотерапии, начиная с 80-х гг. XX столетия [6]. Однако и сейчас механизмы противорвотного действия этих препаратов остаются невыясненными. Тем не менее именно дексаметазон стал существенным краеугольным камнем в фундаменте профилактики тошноты и рвоты, вызванных цитостатиками. К настоящему времени уже имеется более 30 контролированных исследований, посвященных антиэметической эффективности дексаметазона в профилактике послеоперационной тошноты и рвоты. По их результатам было опубликовано два обзора на уровне метаана-лиза [3, 4], благодаря которым выяснилось, что, вероятнее всего, дексаметазон относится к наиболее

Таблица 8. Распределение эпизодов ИОТР в исследуемых группах

Группа Количество пациенток Доля ± ошибка доли, %

эффективным антиэметикам. Показатель ЫЫТ по антиэметической активности дексаметазона едва достигает значения 4, что значительно превосходит противорвотный эффект дроперидола или антагонистов 5-НТ3 серотониновых рецепторов [2]. Интраоперационный антиэметический эффект метоклопрамида подвергли серьезному сомнению результаты наших предыдущих исследований [7].

Результаты наших исследований свидетельствуют, что у этого препарата могут быть весьма неплохие перспективы в профилактике и лечении ИОТР при спинномозговой анестезии, в том числе и во время операций кесарева сечения.

1. При оценке эффективности метоклопрамида, как средства для профилактики ИОТР, в сравнении с вводимым физиологическим раствором хлорида натрия (плацебо) статистически значимых различий между ними нет.

2. Наименьшая частота ИОТР отмечается в группе с применением в качестве премедикации дексаметазона (11,1% ± 1,6%) по сравнению с метоклопрамидом (18,2% ± 2,6%) и плацебо (17,1% ± 2,4%).

1. Шифман Е. М., Филиппович Г. В., Антипин Д. П. и др. Интраоперационные тошнота и рвота как осложнения спинномозговой анестезии при операции кесарева сечения. Промежуточные результаты мультицентрового исследования «Безопасность спинномозговой анестезии при операциях кесарева сечения» // Регионарная анестезия и лечение боли: Тематический сборник / под ред. А. М. Овечкина, С. И. Ситкина. Тверь: ООО «Издательство Триада», 2004. С. 177-184.

2. Шифман Е. М., Филиппович Г. В. Интраоперационная тошнота и рвота: решат ли проблему антиэметики // Актуальные вопросы современной клинической медицины (Сборник научно-практических работ, посвященных 50-летию Белгородской клинической больницы), Белгород, 2005. С. 308-312.

3. Eberhart L. H. J., Morin A. M., Georgieff M. Dexamethason zur Prophylaxe von Uebelkeit und Erbrechen in der

postoperativen Phase. Eine Metaanalyse kontrollierter randomisierter Studien // Anaesthesist. 2000; 49: 713-720.

4. Henzi I., Sonderegger J., Trame’r M. R. Efficacy, doseresponse, and adverse effects of droperidol for prevention of postoperative nausea and vomiting // Can. J. Anesth. 2000; 47: 537-551.

5. Pan P. H., Moore C. H. Intraoperative antiemetic efficacy of prophylactic ondansetron versus droperidol for cesarean section patients under epidural anesthesia // Anesth. Analg. 1996; 83: 982-986.

6. Rich M. W., Abdulhayoglu G., DiSaia P. J. Methylprednisolone as an antiemetic drug during cancer chemotherapy: a pilot study // Gyn. Oncol. 1980; 9: 193-198.

7. Shifman E. M., Philippovich G. V., Pozhidayev E. V. Prevention of nausea and vomiting during Cesarean section under spinal anesthesia: ondansetrone or metoclopramide? // Regional Anesthesia and Pain Medicine. 2005; 30, № 5 (Suppl. 1): 71.

Техника спинальной анестезии (CD-ROM). Под ред. Е. М. Шифмана

Первое в России видеоруководство по проведению спинальной анестезии. В видеоматериалах диска подробно представлены этапы проведения этой процедуры. Дополнительно включена серия научных публикаций.

источник

Профилактика интраоперационной тошноты, рвоты и абдоминального дискомфорта при спинальной анестезии во время кесарева сечения Текст научной статьи по специальности « Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Багомедов Р. Г., Слепушкин Виталий Дмитриевич, Омарова Х. М.

Представлены данные сравнения эффективности различных антиэмических средств, используемых в качестве профилактики интраоперационной тошноты и рвоты во время кесарева сечения в 3 группах (150 женщин). В 1-й группе (80 рожениц) внутривенно вводили 0,08—0,12 мг/кг дроперидола (0,3—0,5 мл 0,25% раствора) и 0,006—0,009 мг/кг атропина сульфата (0,3—0,8 мл 0,1%раствора), во 2-й группе (50 рожениц) — внутривенно вводили 0,04—0,1 мг/кг дексаметазона (4—8 мг). В 3-й группе (20рожениц) внутривенно вводили 0,1—0,2 мг/кг метоклопрамида (церукал 2 мл 0,5% раствора). При оценке эффективности различных схем установлено, что наиболее эффективным является внутривенное введение малых доз атропина сульфата и микродоз дроперидола.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Багомедов Р.Г., Слепушкин Виталий Дмитриевич, Омарова Х.М.,

PROPHYLACTICS OF INTRAOPERATIVE NAUSEA, VOMITING AND ABDOMINAL DISCOMFORT DUE TO SPINAL ANAESTHESIA FOR CAESARIAN OPERATION

The article deals with data of comparison of different antiemetic drugs used for prophylactics of intraoperative nausea and vomiting (IONV) during caesarian operation. 150 women included in the study were divided into three groups. Patients of the group-1 (80 women) received dproperidol 0.08-0.12 mg kg -1 intravenously and atropine 0.006-0.009 mg kg -1. Patients of the group-2 (50 women) received dexamethasone 0.04-0.1 mg kg -1 intravenously. In the group-3 (20 women) patients received methoklopramide 0.1-0.2 mg kg -1 intravenously. Intravenous administration of low doses ofatropine and dproperidol provides the most effective prophylactics of IONV.

Текст научной работы на тему «Профилактика интраоперационной тошноты, рвоты и абдоминального дискомфорта при спинальной анестезии во время кесарева сечения»

*1. Chuchalin A.G. i dr. Community-acquired pneumonia in adults: guidelines for the diagnosis, treatment and prevention. Moskow: 2010 (in Russian).

*2. BulyginaN.V, BediloN.V Some questions of the epidemiology of community-acquired pneumonia in Arkhangelsk. V kn.: Materialy Vserossiyskoy molodezhnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii, Arkhangelsk; 2012; 41—3 (in Russian).

*19. MomotA.P., Taranenko I.A. Patent for the invention: A method for determining the time of self-assembly fibrin monomer; N 2366955; 2007 (in Russian).

*21. Bedilo N.V, Vorob’eva N.A. Express thrombinemia assessment of patients with community-acquired pneumonia. Byulleten’ Sever-nogo gosudarstvennogo meditsinskogo universisteta. 2012; 2 (vy-pusk XXIX): 58—9 (in Russian).

*24. Vorob’evaN.A. DIC — what’s new in an old issue? Arkhangel’sk: Severnyy gosudarstvennyy meditsinskiy universitet; 2006: 176 (in Russian).

*25. Papayan L.P., Knyazeva E.S. D-dimer in clinical practice. Manual for physicians. Moscow: OOO “Insayt-poligrafik”; 2002: 20 (in Russian).

Р.Г. Багомедов, В.Д. Слепушкин, Х.М. Омарова

ПРОФИЛАКТИКА ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ ТОШНОТЫ, РВОТЫ И АБДОМИНАЛЬНОГО ДИСКОМФОРТА ПРИ СПИНАЛЬНОЙ АНЕСТЕЗИИ ВО ВРЕМЯ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ

ГБОУ ВПО Дагестанская государственная медицинская академия МЗ РФ; ГБОУ ВПО СевероОсетинская государственная медицинская академия МЗ РФ; МБУЗ Махачкалинский родильный

Представлены данные сравнения эффективности различных антиэмических средств, используемых в качестве профилактики интраоперационной тошноты и рвоты во время кесарева сечения в 3 группах (150 женщин). В 1-й группе (80рожениц) внутривенно вводили 0,08—0,12 мг/кг дроперидола (0,3—0,5 мл 0,25%раствора) и 0,006—0,009 мг/кг атропина сульфата (0,3—0,8мл 0,1%раствора), во 2-й группе (50рожениц) — внутривенно вводили 0,04—0,1 мг/кг дексаметазона (4—8 мг). В 3-й группе (20рожениц) внутривенно вводили 0,1—0,2мг/кг метоклопрамида (церукал 2 мл 0,5% раствора). При оценке эффективности различных схем установлено, что наиболее эффективным является внутривенное введение малых доз атропина сульфата и микродоз дропери-дола.

Ключевые слова: интраоперационная тошнота и рвота, профилактика, спинальная анестезия, кесарево сечение

PROPHYLACTICS OF INTRAOPERATIVE NAUSEA, VOMITING AND ABDOMINAL DISCOMFORT DUE TO SPINAL

ANAESTHESIA FOR CAESARIAN OPERATION

Bagomedov R.G., Slepushkin V.D., Omarova H.M.

Dagestan State Medical Academy, Makhachkala, Russia; North Osetia State Medical Academy, Russia; Makhachkala

Maternity Clinic 2, Makhachkala, Russia

The article deals with data of comparison of different antiemetic drugs used for prophylactics of intraoperative nausea and vomiting (IONV) during caesarian operation. 150 women included in the study were divided into three groups. Patients of the group-1 (80 women) received dproperidol 0.08-0.12 mg kg-1 intravenously and atropine 0.006-0.009 mg kg-1. Patients of the group-2 (50 women) received dexamethasone 0.04-0.1 mg kg-1 intravenously. In the group-3 (20 women) patients received methoklopramide 0.1-0.2 mg kg-1 intravenously. Intravenous administration of low doses ofatropine and dproperidol provides the most effective prophylactics of IONV

Key words: caesarian operation, spinal anaesthesia, intraoperative nausea and vomiting

Спинальная анестезия (СА) стала основным анестезиологическим пособием при кесаревом сечении. Внедрение в широкую практику спинальных игл малого диаметра, современных местных анестетиков отодвинуло на задний план проблемы постпункционной головной боли и высокого моторного блока.

Однако до настоящего времени сохраняется проблема предупреждения интраоперационной тошноты, рвоты (ИОТР) и абдоминального дискомфорта, не связанная со снижением АД, а обусловленная внутривенным введением метилэргобревина, механической тракцией брюшины, тракцией брыжейки тонкого кишечника или выведением в операционную рану матки [1, 2, 4].

В протоколах проведения СА у разных авторов в целях профилактики ИОТР, не связанных со снижением АД, в

Слепушкин Виталий Дмитриевич (Slepushkin V.D.), e-mail: slevit@mail.ru

премедикацию включают церукал, дексаметазон или эме-трон, хотя вопрос о выборе антиэмического средства для профилактики ИОТР вообще и в акушерстве в частности является предметом дискуссий [3].

Цель исследования — сравнить эффективность разных антиэмических средств для профилактики ИОТР при СА во время операции кесарево сечения.

Материал и методы. В исследование включено 150 беременных, родоразрешенных путем кесарева сечения под СА, разделенных на 3 группы.

За 10—15 мин до проведения СА в составе премедикации роженицам внутривенно вводили: в 1-й группе (80 рожениц) 0,08—0,12 мг/кг дроперидола (0,3—0,5 мл 0,25% раствора) и 0,006—0,009 мг/кг атропина сульфата (0,3—0,8 мл 0,1% раствора); во 2-й группе (50 рожениц) — 0,04—0,1 мг/кг дексаметазона (4—8 мг); в 3-й группе (20 рожениц) — 0,1—0,2 мг/кг метоклопрамида (2 мл 0,5% раствора церукала).

Статистическая обработка выполнена с использованием программы Microsoft Office Excel 2007.

АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ И РЕАНИМАТОЛОГИЯ № 1, 2014

Оценка состояния ребенка по шкале Апгар

Примечание. Звездочка здесь и в табл. 1—5 — min—

max — минимальное—максимальное значение в группе.

Дозы бупивакаина, использованные при выполнении СА

Группа Доза бупивакаина, мл

Оценка по шкале Апгар, баллы

Изменения АД (в мм рт. ст.) во время кесарева сечения

Группа Разность систолического АД Разность диастолического АД

1-я (n = 80) 23,15±1,22 5—55 10,2±1,23 5—35

2-я (n = 50) 23,85±2,15 5—58 9,84 ±1,51 3—37

3-я (n = 20) 22,65±1,76 6—56 10,24±1,47 5—35

В среднем. 23,21±1,71 5—56 10,09±1,4 4—36

Возраст рожениц всех групп статистически значимо не различался и составил 29,22 года (табл. 1).

Оперативное вмешательство осуществляли при сроке гестации 38,12±0,05 нед. Статистически достоверных различий средних значений срока гестации между группами не отмечено. Не обнаружено статистически значимых различий между группами по средним показателям роста и массы тела женщин.

Преинфузию перед СА не проводили. Пункции субдурального пространства выполнялись на уровнях LI—Ln, Ln—LIn, LIn— L в положении пациентки сидя или лежа на левом боку.

Для достижения спинно-мозгового блока использовали 0,5% раствор бупивакаина в дозе 3,34±0,04 мл (табл. 2).

Во время анестезии во всех 3 группах проводили постоянное измерение АД, ЧСС, насыщения гемоглобина кислородом с помощью монитора М-69. АД измеряли через каждые 3 мин до извлечения плода, а в последующем — через каждые 5 мин до перевода родильницы в отделение АРИТ.

Не обнаружено статистически достоверных различий средних значений исходного АД между исследуемыми группами (табл. 3).

Оперативный доступ выполнялся из разреза по Пфан-ненштилю (125 случаев) либо нижнесрединная лапаротомия (25 случаев). Объем оперативного вмешательства: в 138 случаях кесарево сечение и в 12 случаях кесарево сечение со стерилизацией. Средняя продолжительность операций составила 38,45±0,62 мин. Статистически достоверных различий между группами женщин по средним показателям продолжительности операции и объема кровопотери не наблюдалось.

Не обнаружено статистически значимых различий между средними значениями оценок состояния ребенка по шкале Ап-гар во всех группах (табл. 4).

Таким образом, группы пациенток были однородны по возрастным, антропометрическим и акушерским характеристикам. У всех беременных операция и анестезиологическое пособие протекали без осложнений, достигнуты адекватный уровень анестезии, развитие сенсорного блока в пределах ThIV—TVI. Статистически значимые различия между группами по изменению гемодинамики также не наблюдались. В качестве параметра из-

Показатели исходного АД, мм рт. ст.

Группа Систолическое АД Диастолическое АД

1-я (n = 80) 118,64±2,08 100—140 74,25±1,06 64—85

2-я (n = 50) 116,77±1,72 90—135 71,00±1,25 О 00 1 ГД 40

3-я (n = 20) 122,43±1,88 100—135 77,50±1,04 74—80

В среднем. 119,21±1,89 96—136 74,25±1,11 67—82

менения гемодинамики принимали разность между максимальными и минимальными значениями АД за период операции у каждой пациентки (табл. 5).

Результаты исследования и их обсуждение. Данные проведенного сравнительного исследования позволяют определить степень эффективности различных медикаментозных схем для профилактики ИОТР в интраоперационном периоде при кесаревом сечении под СА (табл. 6).

Дополнительно был проведен анализ частоты ИОТР под влиянием различных схем премедикации с помощью

число пациенток с ИОТР % ИОТР

Частота эпизодов ИОТР по 4-польной частотной таблице

Статистический показатель Цифровые значения

Частота эпизодов ИОТР Пределы 95% ДИ для группы Атрибьютивный риск со 2-й группой Атрибьютивный риск с 3-й группой

Частота эпизодов ИОТР Пределы 95% ДИ для группы Пределы 95% ДИ по сравнению с 1-й группой p (с 1-й группой)

Частота эпизодов ИОТР Пределы 95% ДИ для группы Пределы 95% ДИ по сравнению с 1-й группой p (с 1-й группой)

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ИОТР — явление достаточно частое при проведении кесарева сечения под СА. Есть несколько физиологических изменений, связанных с беременностью и родами, которые могут приводить к возникновению ИОТР [1, 2]. Например, задержка опорожнения желудка, повышенная секреция гастрина, расслабление пищеводного сфинктера, абдоминальная компрессия [1, 6]. Во время кесарева сечения при СА могут иметь место и факторы ятрогенного характера, которые приводят к ИОТР, например выведение матки в рану, артериальная гипотония, вызывающая снижение перфузии головного мозга и ишемию нейронов рвотного центра [4], а также симпатэктомия, применение утеротоников [6]. Приведенная схема профилактики ИОТР используется нами в течение 4 лет и применена более чем у 1500 рожениц [1].

Таким образом, при оценке эффективности различных медикаментозных схем профилактики ИОТР наиболее эффективной является внутривенное введение малых доз атропина сульфата и микродоз дроперидола.

1. Багомедов Р.Г., Ибрагимов Б.Р., Мамедбеков Э.К. Профилактика интраоперационного дискомфорта при спинальной анестезии. В кн.: Материалы XII Всероссийского форума «Мать и дитя». 2011: 77—8.

2. Багомедов Р.Г., Ибрагимов Б.Р., Хашаева Т.Х. Наш опыт применения спинальной анестезии в акушерской практике. В кн.: Материалы 2-го Всероссийского конгресса «Анестезия и реанимация в акушерстве и неонатологии». 2009: 12—3.

3. Погодин А.М., Шифман Е.М. Профилактика тошноты и рвоты при спинномозговой анестезии во время операции кесарево сечения. Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2009; 3 (1): 11—5.

4. Погодин А.М., Шифман Е.М. Сравнительное исследование влияния растворов Рингера и гидроксиэтилированного крахмала при кесаревом сечении в условиях спинномозговой анестезии на частоту возникновения интраоперационной тошноты и рвоты. Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2012; 6 (3): 34—7.

5. Тихова Г.П. Четырехпольная таблица частот — Бритва Оккама в мире статистики. Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2012; 6 (3): 67—75.

6. Gan T., Sloan F., Dear G. Haw much are patients willing to pay avoid postoperative nausea and vomiting? Anesth. Analg. 2001; 92: 393—400.

© В.В. БАЛАНДИН, Е.С. ГОРОБЕЦ, 2014 УДК 617.51/.53-006.04-089.168.1:617-089.5

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЕ НЕФОПАМОМ И НЕСТЕРОИДНЫМИ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ПРЕПАРАТАМИ У БОЛЬНЫХ, ОПЕРИРОВАННЫХ ПО ПОВОДУ ОПУХОЛЕЙ ОБЛАСТИ ГОЛОВЫ И ШЕИ

ФГБУ Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН, Москва Представлены 83 взрослых пациента, оперированных по поводу опухолей головы и шеи, которые условно разделены на группы умеренно- (49 больных) и высокотравматичных (34 больных) вмешательств. В течение трех послеоперационных суток больным проводилось обезболивание по схеме — нефопам 20 мг в/м за 30 мин до завершения операции, далее каждые 8 ч в комбинации с НПВП: теноксикам 20 мг однократно в/м после индукции, далее 20 мг в/м каждые 24 ч (58 больных) или кетопрофен 100 мг в/в за 10 мин до завершения операции, далее 100 мг в/м каждые 8—12 ч (25 больных). Для оценки обезболивания использовали 10-балльную визуально-аналоговую шкалу. Установлено, что 7 больных 1-й и 2-й групп требовали дополнительного обезболивания в 1-е сутки (боль до 5 баллов), 4 больных 1-й группы и 7 больных 2-й группы на 2-е сутки и 3 больных 2-й группы на 3-и сутки (боль до 4 баллов). Для дополнительного обезболивания в группе умеренно травматичных вмешательств использовали парацетамол и трамадол, в группе высокотравматичных операций трамадол и промедол 1 раз в сутки. Побочные реакции выявлены у 8,4% больных, преобладали тахикардия, тошнота и потливость. На основании исследования сделан вывод о надежности и безопасности разработанной мультимодальной схемы. Ключевые слова: нефопам; теноксикам; кетопрофен; мультимодальная послеоперационная анальгезия; опухоли головы и шеи.

POSTOPERATIVE ANALGESIA WITH NEFOPAM AND NON-STEROIDAL ANTI-INFLAMMATORY DRUGS IN PATIENTS AFTER SURGERY FOR TUMORS OF HEAD AND NECK

Blokhin Russian Research Center of Oncology, Moscow, Russia

Materials and Methods: 83 adult patients included in the study were divided into two groups.Patients of the group-1(n— 49) had medium level of pain after cancer head and neck surgery. Patients of the group-2 (n— 34) had severe pain. Three first postoperative days their post-operative multimodal analgesia started with tenoxycam 20 mg i.m. after induction of anesthesia, then every 24 hour (58 patients). 25 patients got ketoprofen 100 mg i.m. every 8-12 hours instead of tenoxycam. All patients had nefopam 30 mg i.m. 30 min prior the end of surgery procedure, and every 8 hours afterwards. 7 patients of the group-1 had more than 4 pain scores (day 1), 4 patients — at the day 2. They received tramadol or paracetamoladditionally. 7patients (group-2) also had up to 5 pain scores on the day 1, 5 patients had 4 pain scores on the day 2, and 3 patients 4 pain scores on the day 3. All that patients received additional analgesia with tramadol or trimeperidine once a day. 8.4% of patients sufferedfrom adverse reactions (tachycardia, PONV, and sweating). Conclusion: this method of multimodal postoperative analgesia is very simple and fairly efficient.

Key words: nefopam, tenoxycam, ketoprofen, multimodal postoperative analgesia, head and neck cancer surgery

источник

Интраоперационная тошнота и рвота при операциях кесарева сечения в условиях спинальной анестезии Текст научной статьи по специальности « Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Погодин Андрей Михайлович, Шифман Е.М.

В обзоре рассмотрены основные причины и факторы риска возникновения интраоперационной тошноты и рвоты при операции кесарева сечения в условиях спинальной анестезии . Проведен анализ существующих медикаментозных препаратов для профилактики данного осложнения. Особое внимание уделено профилактике интраоперационной тошноты и рвоты у пациенток акушерского профиля.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Погодин Андрей Михайлович, Шифман Е.М.,

The review covers the main causes and risk factors for intraoperative nausea and vomiting during cesarean section under spinal anesthesia . The analysis of existing drugs for the prevention of this complication. Special attention is pa >intraoperative nausea and vomiting in obstetric patients’ profile.

Текст научной работы на тему «Интраоперационная тошнота и рвота при операциях кесарева сечения в условиях спинальной анестезии»

© Погодин А.М., Шифман Е.М., 2017

ИНТРАОПЕРАЦИОННАЯ ТОШНОТА И РВОТА ПРИ ОПЕРАЦИЯХ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ В УСЛОВИЯХ СПИНАЛЬНОЙ АНЕСТЕЗИИ

1БУЗ ВО «Череповецкая городская больница № 2», 162611, Череповец; 2ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт

им. М. Ф. Владимирского», 129110, Москва

В обзоре рассмотрены основные причины и факторы риска возникновения интраоперационной тошноты и рвоты при операции кесарева сечения в условиях спинальной анестезии. Проведен анализ существующих медикаментозных препаратов для профилактики данного осложнения. Особое внимание уделено профилактике интраоперационной тошноты и рвоты у пациенток акушерского профиля.

Ключевые слова: кесарево сечение, спинальная анестезия, интраоперационная тошнота и рвота.

Для цитирования: Погодин А.М., Шифман Е.М. Интраоперационная тошнота и рвота при операциях кесарева сечения в условиях спинальной анестезии (аналитический обзор). Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2017; 11 (4): 214-225. DOI: http://dx.doi.org/10.18821/1993-6508-2017-11-4-214-225

Для корреспонденции: Погодин Андрей Михайлович, к.м.н., заместитель главного врача по лечебной работе БУЗ ВО «Череповецкая городская больница №2», 162611, Череповец. E-mail: andreipogodin@yandex.ru .

INTRAOPERATIVE NAUSEA AND VOMITING DURING CESAREAN SECTION UNDER SPINAL ANESTHESIA

1 City hospital of Cherepovets №2, 162611, Cherepovets 2 Vladimirsky Moscow regional research clinical Institute, 129110, Moscow

The review covers the main causes and risk factors for intraoperative nausea and vomiting during cesarean section under spinal anesthesia. The analysis of existing drugs for the prevention of this complication. Special attention is paid to the prevention of intraoperative nausea and vomiting in obstetric patients’ profile.

Keywords: caesarean section, spinal anesthesia, intraoperative nausea and vomiting.

For citation: Pogodin A.M.1, Shifman E.M. Intraoperative nausea and vomiting during cesarean section under spinal

anesthesia. Regionarnaya аnesteziya i lechenie ostroy boli (Regional Anesthesia and Acute Pain Management, Russian

journal). 2017; 11 (4): 214-225 (In Russ.). DOI: http://dx.doi.org/10.18821/1993-6508-2017-11-4-214-225.

For correspondence: A. M. Pogodin, MD, PhD, the Deputy chief physician on medical work, Cherepovets city hospital

№2, 162611, Cherepovets. E-mail: andreipogodin@yandex.ru .

Conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

Acknowledgments. The study had no sponsorship.

Received 11 October 2017 Accepted 11 November 2017

В настоящее время общепризнанным способом снижения материнской и перинатальной смертности является операция кесарево сечение [1]. Общая анестезия, доминировавшая в акушерстве долгие годы, была одной из главных причин летальных исходов вследствие высокой частоты трудной интубации трахеи, быстрого развития гипоксии при индукции в анестезию, большой вероятности рвоты, регургитации и аспирации кислого желудочного содержимого.

На современном этапе развития медицины, согласно мнению большей части клиницистов, наиболее предпочтительным вариантом анестезиологического обеспечения при родоразрешении, считается спинальная анестезия [2]. Данный вид анестезии является самым популярным методом обезболивания плановых операций кесарева сечения в акушерских стационарах Европы и Северной Америки, где регионарная анестезия составляет до 80-85 % случаев [3].

Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-214-225

Спинальная анестезия приобрела такую популярность в связи с легкостью выполнения, невысокой стоимостью и безопасностью [2, 4]. Она отличается хорошей анестезиологической эффективностью, высокой переносимостью, а также отсутствием кардиотоксического действия, угнетения сознания, фармакологической депрессии дыхательного центра и, при правильном выполнении, характеризуется минимальным количеством осложнений. Благодаря улучшенному дизайну иглы, уменьшилась частота постпункционных головных болей [5]. Низкий процент неудач при спинальной анестезии так же, как быстрый эффект, может быть выгоден, особенно если необходимо срочное извлечение плода и плод подвержен риску [1, 2].

По данным зарубежных авторов до 66 % операций кесарева сечения с применением спинальной анестезии осложняются тошнотой и рвотой различной степени выраженности [6]. Развитие неоднократной рвоты чревато тяжелыми осложнениями: аспирацией рвотных масс, расхождением швов анастомоза, швов передней брюшной стенки, эвентрацией, кровотечением, повышением внутричерепного давления, отеком мозга [7]. Даже если приступы тошноты и не вызывают серьезных последствий, они значительно отягощают самочувствие пациентки, усугубляют страдания [8]. И хотя развитие тошноты и рвоты в периоперационном периоде не относится к жизненно опасным осложнениям, оно значительно снижает качество проводимой анестезии. Изучению вопроса развития послеоперационной тошноты и рвоты (ПОТР) посвящено большое количество исследований [2, 7, 9] и клинических рекомендаций [9, 11], хотя, как констатируют те же исследователи, проблема ПОТР еще далека от решения. Если причины возникновения тошноты и рвоты в периоперационном периоде хорошо известны, то причины развития такого осложнения в интраоперационном периоде изучены мало.

Частота интраоперационной тошноты и рвоты (ИОТР) у пациентов не акушерского профиля именно при использовании спинальной анестезии составляет, в среднем, 5-15%. Следует помнить, что беременность изначально является состоянием, отличающимся высокой склонностью к появлению тошноты и рвоты вследствие изменения гормонального фона и повышенного внутрибрюшного давления. Различия в опубликованных данных по частоте ИОТР обусловлены, вероятнее всего, особенностями регистрации и тщательностью фиксации такого, на первый взгляд, незначительного факта, как небольшая тошнота. Согласно данным организованного по инициативе участников 1-ой Всероссийской конференции «Критические состо-

яния в акушерстве и неонатологии» (Петрозаводск, 2003) мультицентрового исследования «Безопасность спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения» периодичность появления интраоперационной тошноты при спинальной анестезии составляет 10,95%, а интраоперационной рвоты — 1,52%.

ВЛИЯНИЕ ОБЩЕКЛИНИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

К факторам, влияющим на развитие тошноты и рвоты можно отнести ряд особенностей самого пациента (пол, возраст), а также основную или сопутствующую патологию. Последние опубликованные практические рекомендации (2014) указывают на то, что синдром послеоперационной тошноты и рвоты наиболее вероятен при наличии двух и более указанных факторов риска [12]. Согласно этим рекомендациям, факторами, влияющими на развитие послеоперационной тошноты и рвоты, являются:

— применение летучих анестетиков и закиси азота;

— послеоперационное применение опиоидов;

— применение ингибиторов ацетилхолинэсте-разы;

— ПОТР или синдром укачивание в анамнезе;

— тип операции (холецистэктомия, лапароскопическая, гинекологическая);

— физическое состояние по шкале АБА;

— уровень опыта анестезиолога;

Чаще всего рвота встречается у детей, особенно среди подростковой возрастной группы (10 — 14 лет), по мере увеличения возраста частота рвоты уменьшается. Отмечается, что после операций рвота чаще встречается у женщин, чем у мужчин [8]. Также у женщин появление тошноты и рвоты учащается в период менструального цикла [7].

Необходимо учитывать тип нервной системы больного и степень выраженности у него вегетативных реакций. В многочисленных источниках утверждается, что частота тошноты и рвоты у спокойных и уравновешенных пациентов ниже, чем у возбудимых, лабильных и беспокойных [13].

Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroy boli Volume 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-214-225

К противоположным выводам — об отсутствии связи между предоперационным волнением и развитием тошноты и рвоты — пришел Р.В. Гаря-ев (2004). В его исследовании оценивался уровень эмоциональной напряженности накануне операции с помощью вегетативного индекса Кердо (ВИК) [14].

Отмечается, что беспокойные пациенты имеют более высокий уровень серотонина и катехолами-нов, у них развивается аэрофагия, что ведет к увеличению в желудке воздушного пузыря и раздражению рецепторного аппарата. К другим факторам относятся условия операции и наркоза, высокое положение диафрагмы, наличие сопутствующих заболеваний желчного пузыря, а также расстройства дыхания в ближайшем послеоперационном периоде. Также необходимо брать в расчет исходную гипотонию желудка, встречающуюся у беременных женщин после 23 недели и связанную с гормональной перестройкой — снижением уровня гастрина и продукцией прогестерона. Дополнительно у пациентов следует выяснять информацию о нарушениях в работе желудочно-кишечного тракта, срыгивани-ях, изжоге, парезах, спастических болях и атонии кишечника. Последние могут являться следствием исходной нейропатии (гиперазотемия, сахарный диабет, раковая кахексия).

Повышают риск возникновения ПОТР некоторые виды оперативного вмешательства (лапароскопические операции, офтальмологические, ото-риноларингологические), средства для анестезии. Из анестетиков чаще других вызывают тошноту и рвоту закись азота и опиоиды [8]. М. Stadler et al. (2003) утверждают, что патогенез тошноты и рвоты различается в зависимости от вида операции, а наличие мигрени в анамнезе, является одним из факторов риска возникновения тошноты, но не рвоты [15]. Кроме того, частота развития ПОТР зависит от вида анестезии, что соответствует результатам других исследований. Тошнота и рвота чаще возникают у женщин, получивших регионарную анестезию, по сравнению с общей, но озноб чаще возникает в группе общей анестезии. Спинальная и эпидуральная анестезии с применением морфина при кесаревом сечении также часто сопровождаются ПОТР [8].

В ходе родоразрешения путем проведения операции кесарева сечения под нейроаксиальной анестезией тошнота и рвота также могут быть обусловлены ятрогенным фактором, например, выведением матки в рану, артериальной гипотонией, симпатэктомией и применением утеротонических препаратов, опиоидов или антибиотиков [16].

Причины и факторы риска послеоперационной и интраоперационной тошноты и рвоты во многом

схожи, но возможности профилактики ИОТР при нейроаксиальных методах анестезии ограничены вследствие особенностей нейрофизиологии спи-нального блока, работы хирургической бригады и использования лекарственных средств во время операции.

Ожирение включили в международную классификацию болезней Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 1950 году. Важным критерием его диагностики стал индекс массы тела (ИМТ). Согласно классификации ВОЗ 2004 года, индекс массы тела в пределах 18,5 — 24,9 кг/м2 считается нормальным; индекс массы тела ниже 18,5 кг/м2 расценивается как недостаток веса. Диапазон значений индекса массы тела при избыточном весе — от 25,00 до 29,99 кг/м2. Индекс массы тела, равный 30-40 кг/м2, свидетельствует об ожирении, а более 40 кг/ м2 — позволяет говорить о болезненном ожирении. По данным ВОЗ, в 2008 году свыше 1,6 миллиарда взрослого населения планеты имели избыточный вес, в том числе более 500 миллионов — ожирение [17]. В современной медицинской литературе для описания масштабов проблемы используется даже специальный термин — «globesity» [7].

Имеется прямая зависимость между ожирением и частотой появления тошноты и рвоты. Она объясняется целым рядом причин [7, 8]. Повышенный индекс массы тела в литературе почти всегда называется основополагающим фактором риска развития тошноты и рвоты. Опрос среди немецких анестезиологов показал, что в настоящее время около 80 % наших коллег в Германии считают увеличение индекса массы тела важным фактором риска развития послеоперационной тошноты. Это не удивительно, поскольку повышенный индекс массы тела почти всегда описывается в научной литературе в качестве важного фактора риска для ПОТР. При этом проведенный нами систематический обзор электронных баз данных Medline, EMBASE, Cochrane глубиной поиска до 10 июля 2000 года с определенным набором слов (тошнота, рвота, тело, вес, ИМТ, ожирение) не обнаружил ни одной оригинальной публикации. Продолжение поиска, по отзывам о ПОТР с дополнительным ручным режимом дало 14 результатов об ожирении как факторе риска ПОТР [18, 19].

В рандомизированном контролируемом исследовании 587 взрослых стационарных пациенток, перенесших общую анестезию, были разделены на четыре группы: недостаточный вес (ИМТ 20), нормальный вес (ИМТ 20-25), избыточный вес (ИМТ 25-30) и ожирение (ИМТ 30 и более). Выборка была подвергнута анализу с применением критерия Пирсона (х2) и не показала какого-либо влияния ИМТ на ПОТР. Этот результат был под-

Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-214-225

твержден многомерным корреляционным анализом, проведенным более чем у 1000 пациентов для выявления относительного влияния на факторы риска.

Результаты систематического поиска литературы и данные последних исследований не подтверждают, что повышенный ИМТ является фактором риска ПОТР. К сожалению, данных о корреляции ИОТР и индекса массы тела в зарубежной и отечественной литературе нами не найдено.

По результатам многих исследований установлено, что несколько факторов риска являются независимыми предикторами ИОТР при оперативных вмешательствах [20, 21]. Так, упрощенная шкала C.C. Apfel et al. (2012) включает четыре фактора риска: женский пол, некурящий статус, синдром укачивания и потребность во внутривенном введении опиоидов [22]. По мнению некоторых авторов, многие факторы, которые, как считалось, повышают риск ИОТР, на самом деле не являются независимыми факторами риска. Возможно, это связано с тем, что изменение механизма действия фармакологических средств при анестезии у курящих до конца не изучено [23].

Анестезиологи весьма поверхностно осведомлены о периоперационном воздействии табакокурения. Несмотря на то, что взаимовлияние фармакологических препаратов и никотина с большей или меньшей полнотой рассматривается в некоторых публикациях, специфические нюансы подобного взаимовлияния при анестезии еще не прояснены [24]. Практически ничего не известно о влиянии курения на развитие ИОТР, хотя установлено, что оно предотвращает ПОТР [25]. Этому есть разные объяснения, включая повышенный метаболизм летучих веществ посредством CYP2E1 — мультиэнзимной системы цитохрома P450. Препараты, которые действуют на ЦНС, метаболизи-руются этими энзимами. В частности, ропивакаин потенциально может расщепляться под воздействием CYP1A2 и CYP3A4. Хотя эти энзимы играют существенную роль в расщеплении лидокаина, маловероятно, что индукция энзима или курение оказывают клинически значимый эффект на метаболизм лидокаина [26].

Различные компоненты сигаретного дыма обладают индивидуальными фармакологическими свойствами и оказывают влияние на организм в целом и на некоторые местные анестетики, используемые при нейроаксиальных методах обезболивания. Высказано предположение, что ИОТР в большей степени подвержены некурящие пациенты [27], однако, насколько нам известно, каких-либо исследований на эту тему не проводилось.

Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroy boli Volume 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-214-225 Reviews

Причины синдрома укачивания состоят в повышенной возбудимости отолитового аппарата, а также низкой устойчивости к влиянию адекватных раздражителей, особенно при их накоплении или в условиях заметного повышения нормальной чувствительности рецептора. Значительная роль в формировании синдрома укачивания и его выраженности отводится функциональному состоянию ЦНС и совершенству адаптационных механизмов. Предположительно, в анамнезе у пациентов с синдромом укачивания и/или послеоперационной тошнотой понижен порог чувствительности рецепторов и высок риск появления симптомов рвоты. Очевидно, они обладают хорошо развитой рефлекторной дугой рвотной реакции [13]. Специалисты выяснили, что синдром укачивания вызван 35 генетическими факторами, большинство из которых — однонуклеотидные полиморфизмы, вовлеченные в работу зрительных и слуховых органов, формирование черепа, а также ответственные за чувство равновесия.

От синдрома укачивания страдает каждый третий человек на планете. Ученые предполагают, что в 70 % случаев болезнь передается генетически. Специалисты изучили ДНК 80 тысяч человек и обнаружили, что некоторые из генов, кроме морской болезни, вызывают кислородную недостаточность и головокружение — именно пациенты, у которых есть предрасположенность к морской болезни, обычно подвержены еще и этим недугам. В своей работе Б. ВеШапп е! а1. (2015) утверждают, что ответственные за синдром укачивания гены напрямую связаны с мигренью и синдромом ПОТР, а значит, теперь исследователи смогут по-новому взглянуть на эту проблему [28].

Таким образом, очевидна неполнота имеющихся научных данных о связи курения, синдрома укачивания и повышенного индекса массы тела с возникновением тошноты и рвоты. В связи с заинтересованностью исследователей в поиске эффективных средств для профилактики ИОТР необходимо дальнейшее специальное исследование каждого из перечисленных факторов.

ВЛИЯНИЕ МЕДИКАМЕНТОЗНЫХ СРЕДСТВ ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ

Окситоцин, полипептидный гормон, вырабатываемый задней долей гипофиза, применяется в медицинской практике с конца 1950-х годов для профилактики послеродовых кровотечений. Однако использование окситоцина вызывает значительные побочные эффекты: гипотонию, тахикардию, изменения на электрографических исследовани-

ях, указывающие на ишемию миокарда [29]. Дозировка и методика введения окситоцина являются предметом повышенного интереса в последние десятилетия. В 2001 году национальный опрос среди акушерских анестезиологов Великобритании показал, что 87% респондентов используют окси-тоцин в дозе 10 ЕД, причем 50% из них выбирают внутривенный болюсный путь введения [30]. Повторный опрос через год показал, что количество анестезиологов, использующих 10 ЕД окситоцина, снизилось до 15%, и только 23% выбирают болюс-ный путь введения препарата.

На сегодняшний день нет общего мнения о выборе метода введения и дозировки препарата. Некоторые авторы говорят, что с целью сокращения матки после извлечения оптимально введение от 10 до 15 ЕД окситоцина внутривенным дробным способом или в медленной инфузии. Другие наиболее безопасным и принципиальным считают введения окситоцина в дозировке 10 — 20 ЕД внутривенно в разведении на 1000 мл 0,9 % ЫаС1 или 5 — 10 ЕД внутривенно в виде болюса [31].

Е. Еа^е8ае1ег е! а1. (2010) демонстрируют в своих исследованиях хороший опыт применения малых возрастающих доз внутривенного окситоцина [32], введенного небольшими повторными дозами (от 0,5 до 0,1 ЕД).

По мнению большинства авторов тошнота и рвота главным образом возникают в результате ги-потензии, обусловленной назначением окситоцина [16]. Что касается влияния окситоцина на развитие ИОТР, то, по данным некоторых исследований, при введении окситоцина (5 ЕД внутривенно болюсно) во время кесарева сечения под спинальной анестезией, частота развития тошноты и рвоты составляла 29% и 9% соответственно [33]. Исследование, проведенное М. ВаШ е! а1. (2005), показало, что, как правило, медленная инфузия и рациональное использование окситоцина может уменьшить вызываемую им гипотензию и ИОТР. В литературе имеется недостаточно сведений о влиянии окситоцина на частоту развития интра- и послеоперационной тошноты и рвоты во время операции кесарева сечения при спинальной анестезии, а имеющиеся взгляды достаточно противоречивы. Неоднородность применения утеротоников и, в том числе, окситоцина, определена клинической ситуацией и часто характеризуется предпочтениями оперирующего акушера.

Известно, что одним из осложнений при спи-нальной анестезии является артериальная гипотония, ведущая к острой гипоксии головного мозга. Артериальная гипотония может привести к развитию острой гипоксии головного мозга вследствие

резкого снижения его перфузии [34]. Кроме ишемии дыхательного и сосудодвигательного центров, возникает ишемия нейронов рвотного центра, что проявляется симптоматикой в виде тошноты и рвоты [16]. Гипоксия головного мозга, и, в частности, гипоксия нейронов рвотного центра при спи-нальной анестезии, может быть вызвана нарушениями дыхания: искажением вентиляционно-пер-фузионных отношений в легких; гиповентиляцией в связи с нарушением иннервации дыхательной мускулатуры, включая диафрагму, что приводит к снижению насыщения гемоглобина артериальной крови кислородом [35].

Таким образом, ишемия мозга возникает не только вследствие критического падения количества притекающей к головному мозгу крови, но и от снижения ее качества, а именно, оксигенации крови. В настоящее время остается нерешенным вопрос, уменьшает ли частоту ПОТР назначение при общей анестезии кислорода в высокой концентрации. В частности, R. Greif et al. (1999) продемонстрировали, что применение кислорода в концентрации 80 % вело практически к двукратному уменьшению частоты ПОТР по сравнению с теми пациентами, что получали FiO2 = 0,3 [36]. Ими было показано, что у женщин использование высоких концентраций кислорода в ходе лапароскопических гинекологических операций с применением общей анестезии настолько же эффективно для уменьшения ПОТР, как ондансетрон, но отличается меньшей стоимостью [37]. С другой стороны, T.J. Gan (2006) в своей работе поставил под сомнение успешность назначения дополнительного кислорода всем пациентам для снижения ПОТР после общей анестезии. По нашим данным, на сегодняшний день нет исследований влияния высоких концентраций кислорода на снижение ИОТР при спи-нальной анестезии.

В Соединенных Штатах многим пациенткам проводится родоразрешение операцией кесарево сечение под спинальной анестезией. Хотя большинство анестезиологов рутинно назначают пациентке перед родоразрешением дополнительный кислород, после извлечения ребенка многие останавливают его подачу [38]. Предполагается, что продолжение подачи кислорода и после извлечения ребенка, а также в интраоперационном периоде приведет к сокращению интра- или послеоперационной тошноты у женщин, которым операция кесарево сечение проводится под спинальной анестезией.

Из вышесказанного следует, что при кесаревом сечении в условиях спинальной анестезии постоянная ингаляция кислорода может быть весьма эффективна для снижения частоты ИОТР.

Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017 РР!: Мр:// i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как известно в настоящее время, к числу основных пусковых факторов появления тошноты и рвоты в условиях спинальной анестезии относятся: активация 5НТ3-серотониновых рецепторов; при наличии артериальной гипотонии — снижение перфузии головного мозга и, как следствие, ишемия нейронов рвотного центра; изменение вну-трибрюшного давления; преобладание активности парасимпатической системы в течении нейроакси-ального блока [8].

К появлению тошноты и рвоты при спинальной анестезии могут привести сразу несколько факторов и механизмов, оказывающих взаимное влияние друг на друга, из-за чего трудно бывает определить, какой из них стал ведущим.

Как правило, ИОТР не является самостоятельным осложнением спинальной анестезии, а возникает как проявление и симптом других осложнений, в первую очередь артериальной гипотонии [34]. Артериальная гипотония может привести к развитию острой гипоксии головного мозга вследствие резкого снижения его перфузии. Кроме ишемии дыхательного и сосудодвигательного центров, возникает ишемия нейронов рвотного центра, что и проявляется симптоматикой в виде тошноты и рвоты. Одной из самых опасных причин тошноты и/или рвоты при спинальной анестезии является острая ишемия головного мозга при резком перераспределении сердечного выброса и/или артериальной гипотонии [31, 40].

Многочисленные исследования показывают четкую корреляцию между снижением уровня систолического артериального давления (ниже 90 мм рт. ст.) и частотой ИОТР [2, 41, 42]. Поэтому,

Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroy boli Volume 11 № 4 2017 РР!: Щр:// i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЫБОРА СРЕДСТВ ПРОФИЛАКТИКИ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ ТОШНОТЫ И РВОТЫ

Многообразие причин ИОТР при спинальной анестезии, их взаимовлияющее действие, наличие таких этиологических факторов, как преобладание активности парасимпатической системы и афферентная вагусная импульсация из операционного поля, требуют от анестезиологов комплексного подхода в профилактике и лечении этого синдрома [34]. Методы профилактики тошноты и рвоты разрабатываются практически с самого начала внедрения общей анестезии, но из числа применяемых в настоящее время, ни один не показывает полной эффективности [39, 50].

По мнению некоторых исследователей, возможность развития неблагоприятных эффектов при применении в качестве профилактики тошноты и рвоты у значительной части препаратов может превосходить пользу от их действия [8]. Нерациональный подход к решению проблемы предполагает получение результата, далекого от оптимального: у препаратов, обладающих многоцелевым действием, дозы для достижения каждой цели обычно отличаются. Соответственно, в качестве критерия тактической перспективы в решении проблемы профилактики тошноты и рвоты выступает степень селективности препаратов, используемых как антиэметический компонент анестезиологического пособия.

J. Hausel et al. (2005) установили, что прием пациентами углеводного напитка (50 ккал/100 мл, 290 мосм/кг) накануне перед операцией уменьшает риск частоты ПОТР на период 12-24 ч. в сравнении с пациентами, которые до операции голодали в течение 8 часов [49]. C.H. Maharaj et al. (2005), пришли к выводу, что восстановление вну-трисосудистого дефицита объема жидкости до операции эффективно снижает частоту тошноты и рвоты и послеоперационную боль у пациентов с высоким риском при операциях в амбулаторной практике [21]. Далее, авторы рекомендуют использовать введение лактата натрия в дозировке 2 мл/кг/ч во время амбулаторной операции у пациентов с высоким риском тошноты и рвоты в послеоперационном периоде. C.C. Apfel et al. (1999) мерой профилактики тошноты и рвоты предполагают применение тотальной внутривенной анестезии пропофолом, но у пациентов с повышенным риском эта методика уменьшает возникновение данных осложнений только на 30 % [51]. Такой результат сравним с уменьшением риска при использовании противорвотных средств по

I-1 Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017

_DOI: Мр:// i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 2006 году получил разрешение на использование в России препарат апрепитант, предназначенный для предупреждения тошноты и рвоты, связанных с оперативными вмешательствами. Апрепитант относится к новому классу препаратов, называемых антагонистами рецепторов субстанции Р/нейрокинина-1 (NK-1) головного мозга. Предполагается, что апрепитант обладает низкой аффинностью, или же он не вступает во взаимодействие с другими рецепторами. Из-за конкуренции с субстанцией Р, им блокируются рецепторы на area postrema и nucleus tractus solitarii, являющиеся проводящими путями для рвотных импульсов [57, 58, 59]. Согласно некоторым данным, применение апрепитанта уменьшает частоту ПОТР до 2-5% [60]. Тем не менее, на сегодняшний день зарегистрированы только оральные формы препарата, что затрудняет его применение для профилактики ПОТР и борьбы с ними. Кроме того, апрепитант не нашел широкого применения из-за высокой стоимости и возможных побочных эффектов [59].

Исследуется и эффективность дексаметазона, несмотря на отсутствие точного представления о механизмах его противорвотного действия, не уступающего по силе антагонистам 5НТ3-рецепторов — трописетрону и ондансетрону [49, 61, 62]. Во многих работах указывается на выраженное преимущество дексаметазона над дропе-ридолом в антиэметической эффективности при лапароскопических операциях [49, 63]. Опасные побочные эффекты дроперидола, ограничивая его применение в акушерстве, расширяют соответствующие возможности использования декса-метазона. В этом плане особенно интересны результаты комбинированного применения декса-метазона с другими антиэметиками, в том числе

и с антагонистами 5НТ3-серотониновых рецепторов [48, 63].

Различным комбинациям препаратов, используемых для профилактики интра- и послеоперационной рвоты, посвящено большое число работ [64, 65]. Т.|. Сап е! а1. (2006) по итогам рандомизированного двойного слепого исследования предложили приемлемую методику профилактики рвоты в ранний послеоперационный период: введение 8 мг дексаме-тазона во время вводного наркоза с последующим введением малой дозы гранисетрона (0,1 мг), либо ондансетрона (4 мг) за 15 мин. перед экстубацией [58]. При включении в премедикацию антагонистов 5НТ3-серотониновых рецепторов наряду с метокло-прамидом число случаев рвоты сокращается до 40 %, в то время как при сочетании метоклопрамида с антагонистами и дексаметазоном рвота наблюдается только в 25 % случаев [55]. Хотя двойные и тройные комбинации, по мнению некоторых исследователей, рекомендованы лишь больным с высоким риском развития тошноты и рвоты [8].

Проблема ИОТР при регионарных методах анестезии, и, в частности, в акушерстве, до сих пор не изучена. Это связано с тем, что возможности профилактики ИОТР при регионарных методах анестезии ограничены особенностями нейрофизиологии спинального блока и наличием тотальной или субтотальной симпатической блокады, которые создают уникальную ситуацию доминирования активности парасимпатической нервной системы и ятрогенного формирования благоприятного исходного фона для появления тошноты и рвоты. При спинальной или эпидуральной анестезии, выполняемой в целях анестезиологического обеспечения в ходе операции кесарева сечения, список средств, подходящих для профилактики ИОТР, еще больше сокращается, что продиктовано необходимостью обеспечения безопасности роженицы и ребенка.

Проведенный нами обзор литературы показал отсутствие консенсуса по вопросу о принципах профилактики ИОТР при операции кесарева сечения, проводимой в условиях спинальной анестезии с сохранением самостоятельного дыхания. Однако имеющиеся данные позволяют выделить направления, требующие дополнительного изучения, для выработки научно-обоснованного подхода к профилактике ИОТР у пациенток акушерского профиля.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

1. Кулаков В.И. Руководство по безопасному материнству. М.: Триада Х; 2000. 531 с.

2. Бутров А.В., Шифман Е.М., Евдокимов Е.А. Безопасность спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения. Безопасность больного в анестезиологии-реаниматологии. Вторая научно-практическая конференция: Материалы конференции. Москва, 29-30 июня 2004 М.; 2004.

3. Gogarten W. Spinal anesthesia for obstetrics. Best Practice and Research Clinical Anesthesiology. 2003; 17: 377-92.

4. Husaini S.W., Russel I.F. Preload: lack of effect in the prevention of spinal-induced hypotension at cesarean section. International Journal of obstetric anesthesia. 1998; 7: 76-81.

5. Шифман Е.М. Филиппович Г.В. Осложнения нейроакси-альных методов в акушерстве: тридцать вопросов и ответов. Избранные лекции по регионарной анестезии и лечению послеоперационной боли. Тверь Интел Тек Групп. 2011; 1: 446-482.

6. Pan P.H., Moore C.H. Intraoperative antiemetic efficacy of prophylactic ondansetron versus droperidol for cesarean section patients under epidural anesthesia. Anesthesia and Analgesia. 1996; 83: 982-86.

7. Буров Н.Е. Тошнота и рвота в клинической практике (этиология, патогенез, профилактика и лечение). Русский Медицинский Журнал. 2002; 8: 390-395.

8. Глумчер Ф.С. Осложнения раннего послеоперационного периода. Острые и неотложные состояния в практике врача. 2008; 12, (4): 15-19.

9. Гельфанд Б.Р., Гриненко Т.Ф., Мартынов А.Н. Профилактика послеоперационной тошноты и рвоты при лапароскопической холецистэктомии. Вестник интенсивной терапии. 1999; 2: 32-37.

10. Ионеску Д. Митре К., Леукэ Л., и др. Способы предотвращения случаев тошноты и послеоперационной рвоты после лапароскопической холецистэктомии, дексаметазон и ондансетрон. Анестезиология и реаниматология. 2007; 2: 50-52.

11. Мизиков В.М. Послеоперационная тошнота и рвота: эпидемиология, причины, следствия, профилактика. Альманах МНОАР,1999; 1: 53-59.

12. Tong J., Diemunsch P., Habib A.S., Kovac A., Kranke P., et al. Consensus guidelines for the management of postoperative nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 2014; 118: 85 -13.

13. Заболотских И.Б. Послеоперационная тошнота и рвота: механизмы, факторы риска, прогноз и профилактика. М.: Практическая медицина, 2009. 96 с.

14. Гаряев Р.В., Салтанов А.И., Нечушкин М.И. Влияние факторов риска на послеоперационную тошноту и рвоту. Альманах анестезиологии и реаниматологии. 2004; 4: 14.

15. Stadler M., Bardiau F., Seidel L., et al. Difference in risk factors for postoperative nausea and vomiting. Anesthesiology. 2003; 98 (1): 46-52.

16. Balki M., Carvalho J.C. Intraoperative nausea and vomiting during cesarean section under regional anesthesia. International Journal of obstetric anesthesia. 2005; 14 (3): 230-41.

17. World Health Organization Fact Sheet № 311 (May 2012) http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/

18. Abdel-Razeq S.S. Normative postpartum intraabdominal pressure: potential implications in the diagnosis of abdominal compartment syndrome. American Journal of Obstetrics and Gyne-cology. 2010; 203 (2): 149-50.

19. Al-Khan A., Shay M., Altabban M. Measurement of intraabdominal pressure in pregnant women at term. Journal of Reproductive Medicine. 2011; 56 (1): 53-57.

20. Gan T.J., Diemunsch P., Habib A.S., Kovac A., Kranke P., Meyer T.A. et al. Consensus guidelines for the management of postoperative nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 2003; 97: 62-71.

21. Maharaj C.H., Kallam S.R., Malik A., Hassett P. Preoperative

I-1 Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017

intravenous fluid therapy decreases postoperative nausea and pain in high risk patients. Anesthesia and Analgesia. 2005; 100(3) 675 — 82.

22. Apfel C.C., Heidrich F.M., Jukar-Rao S., Jalota L., Hornuss C., Whelan R.P. Evidence-based analysis of risk factors for postoperative nausea and vomiting. British Journal of Anesthesia. 2012; 109(5):.742 — 53.

23. Sweeney B.P., Grayling M. Smoking and anesthesia: the pharmacological implications. Anesthesia. 2009; 64: 179 — 86.

24. Gerberding, J.L. CDC: tobacco use among adults — United States. Morbidity and Mortality Weekly Report. 2005; 55: 1145 — 48.

25. Jamrozik K. Estimate of deaths attributable to passive smoking among UK adults: database analysis. British Medical Journal. 2005; 330: 812.

26. Jokinen M.J., Olkolla K.T., Ahonen J., Neuvonen P.J. Effect of rifampicin and tobacco smoking on the pharmacokinetics of ropivicaine. Clinical Pharmacology and Therapeutics. 2001; 70: 344 — 50.

27. Sweeney B.P. Why are smokers protected against PONV? British Journal of Anesthesia. 2002; 89: 1 — 4.

28. Bethann S. Joyce Y.T., Amy K.K., Chuong B.D. David A.H., Nicholas E. Genetic variants associated with motion sickness point to roles for inner ear development, neurological processes and glucose homeostasis. Human Molecular Genetics. 2015; 24(9): 2700 — 08.

29. Svanstrom M.C., Biber B., Hanes M., Johansson G., Naslund U., Balfors E.M. Signs of myocardial ischaemia after injection of oxytocin: a randomized double-blind comparison of oxytocin and methylergometrine during caesarean section. British Journal of Anesthesia. 2008; 11: 683 — 89.

30. Bolton T.J. Randall K., Yentis S.M. Effect of the confidential enquiries into maternal deaths on the use of syntocinon® at cae-sarean section in the UK. Anesthesia. 2003; 58: 261 — 79.

31. Шурыгин И.А. Спинальная анестезия при кесаревом сечении. СПб.: Диалект; 2004. 192 с.

32. Langesaeter E., Dragsund M., Rosselland L.A. Regional anesthesia for a Caesarean section in women with cardiac disease: a prospective study. Acta Anaesthesiologica Scandinavica. 2010; 54: 46 — 54.

33. Pinder A.J., Dresner M., Calow C. Haemodynamic changes caused by oxytocin during caesarean section under spinal anesthesia. International Journal of obstetric anesthesia. 2002; 11: 156 — 59.

34. Шифман Е.М., Филиппович Г.В., Погодин А.М., Тихова Г.П. Объем преинфузии и частота интраоперационной тошноты и рвоты, как осложнения спинномозговой анестезии у беременных при кесаревом сечении (пилотное исследование). Анестезиология и реаниматология. 2014; 1: 23 — 26.

35. Филиппович, Г.В., Шифман Е.М. Тошнота и рвота при спинномозговой анестезии во время операции кесарева сечения: ондансетрон или метоклопрамид? Вестник интенсивной терапии. 2004; 5: 176 — 177.

36. Greif R., Laciny S., Rapf B., Hickle R.S., Sessler D.I. Supplemental oxygen reduces the incidence of postoperative nausea and vomiting. Anesthesiology. 1999; 91: 1246 -52.

37. Hill R.P., Lubarsky D.A. Cost-effectiveness of prophylactic an-tiemetic therapy with ondansetron, droperidol or placebo. An-esthesiology. 2000; 92: 958 — 67.

38. Cohen M.M., Duncan P.G., DeBoer D.P., Tweed W.A. The postoperative interview: assessing risk factors for nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 1994; 78: 7- 16.

39. Гельфанд Б.Р., Кириенко П.А., Гриненко Т.Ф., Гурьянов В.А. и др. Анестезиология и интенсивная терапия: практическое руководство. М.: Литтерра, 2006. 576 с.

40. Погодин А.М., Шифман Е.М. Сравнительное исследование влияния растворов Рингера и гидроксиэтилированного крахмала при кесаревом сечении в условиях спинномозговой анестезии на частоту возникновения интраоперационной тошноты и рвоты. Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2012; 6 (3): 34 — 37.

41. Eberhart L.H.J., Morin A.M., Geldner G. Kurzfristige arterielle Hypotension dürch intravenose Applikation von Metoclopra-mid. Anasthesiologie und Intensivmedizin. 2002; 43: 341 — 45.

42. Lischke V., Bhene M., Doelken P. Droperidol causes a dose-dependent prolongation of the QT interval. Anesthesia and Analgesia. 1994; 79(5): 983 — 86.

43. Арзуманян В.М., Приз К.Г., Кулинич О.В., Иванов К.Ф. Использование комбинации дексаметазона и дроперидола в профилактике послеоперационной тошноты и рвоты при лапароскопических операциях. Вестник интенсивной терапии. 2016; S (2): 6.

44. Diemunch P., Cjnseiller C., Clyti N., Mamet J.P. Ondansetron compared with metoclopramide in the treatment of established postoperative nausea and vomiting. British Journal of Anesthesia. 1997; 79: 322 — 26.

45. Henzi I., Walder B., Tramer M.R. Metoclopramide in the prevention of postoperative nausea and vomiting: a quantitative systematic review of randomized, placebo-controlled studies. British Journal of Anesthesia. 1999; 83: 761 — 71.

46. Шифман Е.М., Филиппович Г.В., Пожидаев Е.В. Профилактика тошноты и рвоты во время кесарева сечения под спинальной анестезией: ондансетрон или метоклопрамид? Регионарная анестезия и лечение боли. 2005; 30 (5): 71.

47. Biedler A., Wermelt J., Kunitz O., Müller A., Wilhelm W., Deth-ling J. A risk adapted approach reduces the overall institutional incidence of postoperative nausea and vomiting. Canadian Journal of Anesthesia. 2004; 51(1): 13 — 19.

48. Elhakim М., Magdz N., Khalaf M. Dexamethasone 8 mg in combination with ondansetron 4 mg appears to be optimal dose for the prevention of nausea and vomiting after lapa-roskopic cholecystectomy. Canadian Journal of Anesthesia. 2002; 49: 922 — 26.

49. Tzeng J.I., Ho, Shung-Tai., Chen, Jen-Yin., Chu, Chin-Chen., So, Edmund. Dexamethasone for prophylaxis of nausea and vomiting after epidural morphine for post-Caesarean section analgesia: comparison of droperidol and saline. British Journal of Anesthesia. 2000; 85(6): 865 — 68.

50. Hausel J., Nygren J., Thorell A. Randomized clinical trial of the effects of oral preoperative carbohydrates on postoperative nausea and vomiting after laparoscopic cholecystectomy. British Journal of Surgery. 2005; 92: 415 — 21.

51. Apfel C.C., Laara E., Koivuranta M., Greim C.A., Roewer N. A simplified risks core for predicting postoperative nausea and vomiting: conclusions from cross-validations between two centers. Anesthesiology. 1999; 91: 693 — 700.

52. Nortcliffe S.A., Shah J., Buggy D.J. Prevention of postoperative nausea and vomiting after spinal morphine for Caesarean section: comparison of cyclizine, dexamethasone and placebo. British Journal of Anesthesia. 2003; 90(5): 665 — 70.

53. Camu F., Lauwers M.H., Verbessem D. Incidence and etiology of postoperative nausea and vomiting. European Journal of Anesthesiology. 1992; 9(6): 25 — 31.

54. Nicole P.C., Trepanjier C.A., Lessard M.R. Effect of manual in-line stabilization of the cervical spine in adults on the rate of difficult orotracheal intubation by direct laryngoscopy: a randomized controlled trial. Canadian Journal of anesthesia. 2002; 49(5) 453 — 57.

55. Стамов В.И., Долбнева Е.Л. Профилактика послеоперационной тошноты и рвоты с помощью высокоселективных антагонистов 5-НТ3-серотониновых рецепторов в различных областях хирургии. Анестезиология и реаниматология. 2002; 5: 58-63.

56. Purhonen S., Kauko M., Koski E.M., Nuutinen L. Comparison of tropisetron, droperidol, and saline in the prevention of postoperative nausea and vomiting after gynecologic surgery. Anesthesia and Analgesia. 1997; 84(3): 622 — 27.

57. Apfel C.C., Malhotra А., Leslie J.B. The role of neurokinin-1 receptor antagonists for the management of postoperative nausea and vomiting. Current Opinion in Anesthesiology. 2008; 21 (4) :427 — 32.

58. Gan, T.J. Risk factors for postoperative nausea and vomiting.

Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroy boli Volume 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-xxx-xxx

Anesthesia and Analgesia. 2006; 102(6): 1884 — 98.

59. Hesketh P.J. Potential role of the NK1 receptor antagonists in chemotherapy induced nausea and vomiting. Support Care Cancer. 2001; 9: 350 — 54.

60. Hache J.J., Vallejo M.C., Waters J.H., Williams B.A. Aprepitant in a multimodal approach for prevention of postoperative nausea and vomiting in high risk patients: is there such a thing as «too many modalities»? Scientific World Journal. 2009; 9: 291 — 99.

61. Demirhan A., Tekelioglu Y.U., Akkaya A. Antiemetic effects of dexamethasone and ondansetron combination during cesare-an sections under spinal anesthesia. African Health Sciences. 2013; 13(2): 475 — 82.

62. Wang J.J., Sh-T. Ho., Y-H. Uen. Small-dose dexamethasone reduces nausea and vomiting after laparoscopic cholecystecto-my: a comparison of tropisetron with saline. Anesthesia and Analgesia. 2002; 95: 229 — 32

63. Gan T.J., Coop A., Philip B.K. A randomized, double-blind study of granisetron plus dexamethasone versus ondansetron plus dexamethasone to prevent postoperative nausea and vomiting in patients undergoing abdominal hysterectomy. Anesthesia and Analgesia. 2005; 101(5): 1323-29.

64. Багомедов Р.Г., Слепушкин В.Д., Омарова Х.М. Профилактика интраоперационной тошноты, рвоты и абдоминального дискомфорта при спинальной анестезии во время кесарева сечения. Анестезиология и реаниматология. 2014; 1: 38-40.

65. Unlugenc H., Guler T., Gunes Y. Comparative study of antiemetic efficacy of ondansetron, propofol and midazolam in the early postoperative period. European Journal of anesthesiology. 2004; 1: 60 — 66.

1. Kulakov V.I. A Guide to Safe Motherhood. M.: Triada X; 2000. 531. (in Russian).

2. Butrov A.V., Shifman E.M., Evdokimov E.A. Safety of spinal anesthesia during cesarean delivery. Safety of the patient in an-esthesiology-resuscitation. The second scientific and practical conference: Conference proceedings. Moscow, 29-30 June 2004 M.; 2004. (in Russian).

3. Gogarten W. Spinal anesthesia for obstetrics. Best Practice and Research Clinical Anesthesiology. 2003; 17: 377 — 92.

4. Husaini S.W., Russel I.F. Preload: lack of effect in the prevention of spinal-induced hypotension at cesarean section. International Journal of obstetric anesthesia. 1998; 7: 76-81.

5. Shifman E.M. Filippovich G.V. Complications of neuraxial methods in obstetrics: thirty questions and answers. Selected lectures on regional anesthesia and treatment of postoperative pain. Tver’ Intel Tek Grupp. 2011; 1: 446 — 482. (in Russian).

6. Pan P.H., Moore C.H. Intraoperative antiemetic efficacy of prophylactic ondansetron versus droperidol for cesarean section patients under epidural anesthesia. Anesthesia and Analgesia. 1996; 83:982 — 86.

7. Burov N.E. Nausea and vomiting in clinical practice (etiology, pathogenesis, prevention and treatment). Russkiy Meditsinskiy Zhurnal. 2002; 8: 390-395. (in Russian).

8. Glumcher F.S. Complications of early postoperative period. Acute and urgent conditions in the practice of a doctor. 2008; 12, (4): 15-19. (in Russian)

9. Gel’fand B.R., Grinenko T.F., Martynov A.N. Prevention of postoperative nausea and vomiting in laparoscopic cholecys-tectomy. Vestnik intensivnoy terapii. 1999; 2: 32-37. (in Russian).

10. Ionesku D. Mitre K., Leuke L., et al. Ways to prevent nausea and postoperative vomiting after laparoscopic cholecystecto-my, dexamethasone and ondansetron. Anesteziologiya i reani-matologiya. 2007; 2: 50-52. (in Russian).

11. Mizikov V.M. Postoperative nausea and vomiting: epidemiology, causes, effects, prevention. Al’manakh MNOAR,1999; 1: 53-59. (in Russian).

12. Tong J., Diemunsch P., Habib A.S., Kovac A., Kranke P., et al. Consensus guidelines for the management of postoperative nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 2014; 118: 85

13. Zabolotskikh I.B. Postoperative nausea and vomiting: mechanisms, risk factors, prognosis and prevention. M.: Prakticheska-ya meditsina, 2009. 96. (in Russian)

14. Garyaev R.V., Saltanov A.I., Nechushkin M.I. Influence of risk factors on postoperative nausea and vomiting. Al’manakh anesteziologii i reanimatologii. 2004; 4: 14. (in Russian).

15. Stadler M., Bardiau F., Seidel L., et al. Difference in risk factors for postoperative nausea and vomiting. Anesthesiology. 2003; 98(1): 46 — 52.

16. Balki M., Carvalho J.C. Intraoperative nausea and vomiting during cesarean section under regional anesthesia. International Journal of obstetric anesthesia. 2005; 14(3): 230 -41.

17. World Health Organization Fact Sheet № 311 (May 2012) http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/

18. Abdel-Razeq S.S. Normative postpartum intraabdominal pressure: potential implications in the diagnosis of abdominal compartment syndrome. American Journal of Obstetrics and Gyne-cology. 2010; 203 (2): 149 — 50.

19. Al-Khan A., Shay M., Altabban M. Measurement of intraabdominal pressure in pregnant women at term. Journal of Reproductive Medicine. 2011; 56 (1): 53 — 57.

20. Gan T.J., Diemunsch P., Habib A.S., Kovac A., Kranke P., Meyer T.A. et al. Consensus guidelines for the management of postoperative nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 2003; 97: 62 — 71.

21. Maharaj C.H., Kallam S.R., Malik A., Hassett P. Preoperative intravenous fluid therapy decreases postoperative nausea and pain in high risk patients. Anesthesia and Analgesia. 2005; 100(3) 675 — 82.

22. Apfel C.C., Heidrich F.M., Jukar-Rao S., Jalota L., Hornuss C., Whelan R.P. Evidence-based analysis of risk factors for postoperative nausea and vomiting. British Journal of Anesthesia. 2012; 109(5):.742 — 53.

23. Sweeney B.P., Grayling M. Smoking and anesthesia: the pharmacological implications. Anesthesia. 2009; 64: 179 — 86.

24. Gerberding, J.L. CDC: tobacco use among adults — United States. Morbidity and Mortality Weekly Report. 2005; 55: 1145

25. Jamrozik K. Estimate of deaths attributable to passive smoking among UK adults: database analysis. British Medical Journal. 2005; 330: 812.

26. Jokinen M.J., Olkolla K.T., Ahonen J., Neuvonen P.J. Effect of rifampicin and tobacco smoking on the pharmacokinetics of ropivicaine. Clinical Pharmacology and Therapeutics. 2001; 70: 344-50.

27. Sweeney B.P. Why are smokers protected against PONV? British Journal of Anesthesia. 2002; 89: 1-4.

28. Bethann S. Joyce Y.T., Amy K.K., Chuong B.D. David A.H., Nicholas E. Genetic variants associated with motion sickness point to roles for inner ear development, neurological processes and glucose homeostasis. Human Molecular Genetics. 2015; 24(9): 2700-08.

29. Svanstrom M.C., Biber B., Hanes M., Johansson G., Naslund U., Balfors E.M. Signs of myocardial ischaemia after injection of oxytocin: a randomized double-blind comparison of oxytocin and methylergometrine during caesarean section. British Journal of Anesthesia. 2008; 11: 683-89.

30. Bolton T.J. Randall K., Yentis S.M. Effect of the confidential enquiries into maternal deaths on the use of syntocinon® at caesarean section in the UK. Anesthesia. 2003; 58: 261 — 79.

31. Shurygin I.A. Spinal anesthesia for caesarean section. SPb.: Dialekt; 2004. 192. (in Russian).

32. Langesaeter E., Dragsund M., Rosselland L.A. Regional anesthesia for a Caesarean section in women with cardiac disease: a prospective study. Acta Anaesthesiologica Scandinavica. 2010; 54: 46-54.

33. Pinder A.J., Dresner M., Calow C. Haemodynamic changes

Регионарная анестезия и лечение острой боли Том 11 № 4 2017 DOI: http://dx.doi.org/10.188.21/1993-6508-2017-11-4-xxx-xxx

caused by oxytocin during caesarean section under spinal anesthesia. International Journal of obstetric anesthesia. 2002; 11: 156-59.

34. Shifman E.M., Filippovich G.V., Pogodin A.M., Tikhova G.P. Preinfusion volume and frequency of intraoperative nausea and vomiting, as complications of spinal anesthesia in pregnant women with caesarean section (pilot study). Anesteziologiya i reanimatologiya. 2014; 1: 23-26. (in Russian).

35. Filippovich, G.V., Shifman E.M. Nausea and vomiting with spinal anesthesia during caesarean section: ondansetron or meto-clopramide? Vestnik intensivnoy terapii. 2004; 5: 176-177. (in Russian).

36. Greif R., Laciny S., Rapf B., Hickle R.S., Sessler D.I. Supplemental oxygen reduces the incidence of postoperative nausea and vomiting. Anesthesiology. 1999; 91: 1246-52.

37. Hill R.P., Lubarsky D.A. Cost-effectiveness of prophylactic an-tiemetic therapy with ondansetron, droperidol or placebo. An-esthesiology. 2000; 92: 958-67.

38. Cohen M.M., Duncan P.G., DeBoer D.P., Tweed W.A. The postoperative interview: assessing risk factors for nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 1994; 78: 7-16.

39. Gel’fand B.R., Grinenko T.F., Martynov A.N. Prevention of postoperative nausea and vomiting in laparoscopic cholecys-tectomy. Vestnik intensivnoy terapii. 1999; 2: 32-37. (in Russian).

40. Pogodin A.M., Shifman E.M. A comparative study of the effect of Ringer’s solutions and hydroxyethyl starch in cesarean section under conditions of spinal anesthesia on the incidence of intraoperative nausea and vomiting. Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroy boli. 2012; 6 (3): 34-37. (in Russian).

41. Eberhart L.H.J., Morin A.M., Geldner G. Kurzfristige arterielle Hypotension dürch intravenose Applikation von Metoclopramid. Anasthesiologie und Intensivmedizin. 2002; 43: 341 — 45.

42. Lischke V., Bhene M., Doelken P. Droperidol causes a dose-dependent prolongation of the QT interval. Anesthesia and Analgesia. 1994; 79 (5): 983-86.

43. Arzumanyan V.M., Priz K.G., Kulinich O.V., Ivanov K.F. Use of a combination of dexamethasone and droperidol in the prevention of postoperative nausea and vomiting in laparoscopic operations. Vestnik intensivnoy terapii. 2016; S (2): 6. (in Russian)

44. Diemunch P., Cjnseiller C., Clyti N., Mamet J.P. Ondansetron compared with metoclopramide in the treatment of established postoperative nausea and vomiting. British Journal of Anesthesia. 1997; 79: 322-26.

45. Henzi I., Walder B., Tramer M.R. Metoclopramide in the prevention of postoperative nausea and vomiting: a quantitative systematic review of randomized, placebo-controlled studies. British Journal of Anesthesia. 1999; 83: 761-71.

46. Shifman E.M., Filippovich G.V., Pozhidaev E.V. Prevention of nausea and vomiting during caesarean section under spinal anesthesia: ondansetron or metoclopramide? Regionarnaya anes-teziya i lechenie boli. 2005; 30 (5): 71. (in Russian)

47. Biedler A., Wermelt J., Kunitz O., Müller A., Wilhelm W., Deth-ling J. A risk adapted approach reduces the overall institutional incidence of postoperative nausea and vomiting. Canadian Journal of Anesthesia. 2004; 51 (1): 13-19.

48. Elhakim M., Magdz N., Khalaf M. Dexamethasone 8 mg in combination with ondansetron 4 mg appears to be optimal dose for the prevention of nausea and vomiting after lapa-roskopic cholecystectomy. Canadian Journal of Anesthesia. 2002; 49: 922 — 26.

49. Tzeng J.I., Ho, Shung-Tai., Chen, Jen-Yin., Chu, Chin-Chen., So, Edmund. Dexamethasone for prophylaxis of nausea and vomiting after epidural morphine for post-Caesarean section analgesia: comparison of droperidol and saline. British Journal

of Anesthesia. 2000; 85(6): 865-68.

50. Hausel J., Nygren J., Thorell A. Randomized clinical trial of the effects of oral preoperative carbohydrates on postoperative nausea and vomiting after laparoscopic cholecystectomy. British Journal of Surgery. 2005; 92: 415-21.

51. Apfel C.C., Laara E., Koivuranta M., Greim C.A., Roewer N. A simplified risks core for predicting postoperative nausea and vomiting: conclusions from cross-validations between two centers. Anesthesiology. 1999; 91: 693-700.

52. Nortcliffe S.A., Shah J., Buggy D.J. Prevention of postoperative nausea and vomiting after spinal morphine for Caesarean section: comparison of cyclizine, dexamethasone and placebo. British Journal of Anesthesia. 2003; 90 (5): 665 — 70.

53. Camu F., Lauwers M.H., Verbessem D. Incidence and etiology of postoperative nausea and vomiting. European Journal of Anesthesiology. 1992; 9 (6): 25-31.

54. Nicole P.C., Trepanjier C.A., Lessard M.R. Effect of manual in-line stabilization of the cervical spine in adults on the rate of difficult orotracheal intubation by direct laryngoscopy: a randomized controlled trial. Canadian Journal of anesthesia. 2002; 49 (5) 453-57.

55. Stamov V.I., Dolbneva E.L. Prevention of postoperative nausea and vomiting with highly selective antagonists of 5-HT3-sero-tonin receptors in various areas of surgery. Anesteziologiya i reanimatologiya. 2002; 5: 58-63. (in Russian).

56. Purhonen S., Kauko M., Koski E.M., Nuutinen L. Comparison of tropisetron, droperidol, and saline in the prevention of postoperative nausea and vomiting after gynecologic surgery. Anesthesia and Analgesia. 1997; 84 (3): 622-27.

57. Apfel C.C., Malhotra А., Leslie J.B. The role of neurokinin-1 receptor antagonists for the management of postoperative nausea and vomiting. Current Opinion in Anesthesiology. 2008; 21 (4): 427-32.

58. Gan, T.J. Risk factors for postoperative nausea and vomiting. Anesthesia and Analgesia. 2006; 102 (6): 1884 — 98.

59. Hesketh P.J. Potential role of the NK1 receptor antagonists in chemotherapy induced nausea and vomiting. Support Care Cancer. 2001; 9: 350-54.

60. Hache J.J., Vallejo M.C., Waters J.H., Williams B.A. Aprepi-tant in a multimodal approach for prevention of postoperative nausea and vomiting in high risk patients: is there such a thing as «too many modalities»? Scientific World Journal. 2009; 9: 291 -99.

61. Demirhan A., Tekelioglu Y.U., Akkaya A. Antiemetic effects of dexamethasone and ondansetron combination during cesare-an sections under spinal anesthesia. African Health Sciences. 2013; 13 (2): 475-82.

62. Wang J.J., Sh-T. Ho., Y-H. Uen. Small-dose dexamethasone reduces nausea and vomiting after laparoscopic cholecystecto-my: a comparison of tropisetron with saline. Anesthesia and Analgesia. 2002; 95: 229-32

63. Gan T.J., Coop A., Philip B.K. A randomized, double-blind study of granisetron plus dexamethasone versus ondansetron plus dexamethasone to prevent postoperative nausea and vomiting in patients undergoing abdominal hysterectomy. Anesthesia and Analgesia. 2005; 101 (5): 1323-29.

64. Bagomedov R.G., Slepushkin V.D., Omarova Kh.M. Prevention of intraoperative nausea, vomiting and abdominal discomfort in spinal anesthesia during caesarean section. Anesteziologiya i reanimatologiya. 2014; 1: 38-40. (in Russian).

65. Unlugenc H., Guler T., Gunes Y. Comparative study of antiemetic efficacy of ondansetron, propofol and midazolam in the early postoperative period. European Journal of anesthesiology. 2004; 1: 60-66.

Поступила 11.10.17 Принята к печати 11.11.17

источник

На первых стадиях от геморроя помогут избавиться народные средства, разработанные нашими предками в течение многих поколений. Одним из таких средств является герань от геморроя, о свойствах которой мы и поговорим. Страдать от геморроя может любой человек, вне зависимости от возраста и пола. Однако, если лечение будет начато вовремя, то человек сможет избежать серьезных последствий и больших мучений.

Стоит отметить, что целебными у герани считаются все ее части: листья, корни и даже цветы. Чтобы понять, как герань лечит геморрой, необходимо узнать, что входит в состав этого растения.

Содержит герань такие вещества:

  • Эфирное масло — содержит более сотни компонентов, обладает способностью снимать спазмы сосудов, нормализует кровяное давление. Избавляет от боли, устраняет воспаление, оказывает ранозаживляющее действие.
  • Дубильные вещества — способны защищать слизистую от раздражений, ускоряют всасывание питательных веществ. Обладают противовоспалительным и вяжущим действием, а также кровоостанавливающим и бактерицидным действием.
  • Гемицеллюлоза — улучшает перистальтику кишечника, нормализует работу органов пищеварения, способствует выведению шлаков и пищевых токсинов из организма. Нормализует состояние микрофлоры кишечника, улучшает усвоение микроэлементов и витаминов организмом.
  • Антоцианы являются природными красителями, придающими окраску растениям, но кроме этого оказывают противоотечное и бактерицидное действие. Укрепляют стенки сосудов и капилляров, оказывают кровоостанавливающее действие, снимают боль и воспаление и устраняют аллергические проявления.
  • Фенолкарбоновые кислоты — оказывают антисептическое бактерицидное действие, повышают защитные свойства организма, улучшают состояние сосудов.
  • Флавоноиды — улучшают работу органов пищеварения, состояние сосудов, предохраняют клетки от разрушительного действия свободных радикалов. Обладают противовоспалительными и антиаллергическими свойствами, повышают эластичность стенок сосудов.

В состав герани входят также углеводы, крахмал, витамины и тритерпеновые сапонины.

Благодаря вяжущим, противовоспалительным, кровоостанавливающим свойствам и способности оказывать благоприятное воздействие на работу ЖКТ, герань успешно применяют для лечения геморроя.

Существуют некоторые противопоказания для использования герани в лечении:

  1. не рекомендуется давать препараты из герани детям для внутреннего употребления;
  2. при наличии язвы желудка, гастрита и панкреатита;
  3. при наличии гипертонической болезни, так как герань может провоцировать перепады артериального давления.

Лечение геморроя геранью предполагает применение в лечебных целях свечей, отваров, примочек.

  1. Свечи помогут остановить кровотечение, избавиться от воспаления и болевых ощущений. Для приготовления свечки необходимо свернуть листик растения в трубочку, смазать сливочным или растительным маслом и после гигиенической процедуры вставить в задний проход. После следующего опорожнения кишечника провести гигиеническую процедуру и заменить свечу на новую. Свечи ставят в течение недели.
  2. Отвар применяется для внутреннего применения, нормализует работу системы пищеварения, препятствует появлению запоров. Чтобы приготовить отвар 1 ст. л. измельченного корня растения заливают 250 мл кипятка, настаивают не более получаса. После процеживания принимают по 20 капель отвара до 5 раз в день. Рекомендуется перед употреблением развести отвар в воде.
  3. Для лечения наружного геморроя применяют примочки, которые помогут избавиться от воспаления, жжения, боли и отеков. Для приготовления отвара для примочек измельчают 50 г растения (можно взять разные его части), залить стаканом кипятка, около 1 минут выдержать на водяной бане, остудить и процедить. Чистую салфетку смачивают в растворе и прикладывают к геморроидальной шишке на 10 минут, процедуру повторяют до трех раз в день, обязательно после осуществления гигиенической процедуры. Также можно измельчить корень растения, залить литром кипятка 2 ст. л. продукта, проварить 15 минут, остудить, процедить и делать примочки или сидячие ванночки.

Отзывы о лечении геморроя при помощи герани свидетельствуют о том, что больные очень мало знают о свойствах растения. Те, кто попробовал лечиться при помощи средств из герани, отмечают доступность и простоту в использовании.

Геморрой с молодости иногда дает о себе знать. Раньше я покупала свечи в аптеке, потом стала делать их самостоятельно из кокосового масла, каланхоэ. Недавно прочитала о свойствах герани, сначала даже не поверила, что может помочь. Но решила попробовать и не пожалела.

Очень хорошо помогают свечи, пробовала и отвар для примочек, но свечи действительно очень просто делать самому и держать в морозилке на всякий случай.

Татьяна, 46 лет — Новосибирск

С удивлением прочитала о свойствах этого незатейливого цветка, и что лечение геморроя геранью является эффективным. Решила попробовать действие свечей, потому что терплю боль и рези уже довольно длительное время.

Я сделала так, как и рекомендовалось – несколько свечей подряд, одну достаешь, гигиена, вторую ставишь. Через 2 дня забыла о всех неприятностях, связанных с геморроем.

источник

Герань (пеларгония) – одно из наиболее популярных средств в народной медицине. Она обладает антисептическим, бактерицидным, обезболивающим, спазмолитическим, противоотечным и кровоостанавливающим действиями. Благодаря биологически активным веществам в составе растения, оно помогает в короткие сроки избавиться от симптомов наружного и внутреннего геморроя.

Целебными свойствами обладают все части растения: стебель, листья, цветы и корни.

  • дубильные и слизистые вещества – снимают воспаление, обволакивают ткани и уменьшают кровотечение;
  • флавоноиды, в том числе катехины – снижают ломкость и проницаемость сосудов, являются активными антиоксидантами;
  • крахмал – улучшает работу кишечника и всей системы пищеварения;
  • тритерпеновые сапонины – останавливают воспалительный процесс, регулируют водно-солевой обмен в организме;
  • фенолкарбоновые кислоты – укрепляют иммунитет.

В надземной части растения присутствуют:

  • алкалоиды – останавливают развитие опухолей, регулируют температуру тела и работу сердечно-сосудистой системы;
  • антоцианы и лейкоантоцианы – природные красители, способствуют укреплению стенок кровеносных сосудов;
  • витамин K – улучшает процесс свертываемости крови, останавливает кровотечение, ускоряет заживление ран;
  • аскорбиновая кислота (витамин С) – является антиоксидантом, повышает иммунную защиту организма, улучшает состояние сосудов;
  • каротин (витамин А) – не дает свободным радикалам разрушать структуру клеток;
  • камедь – чистит организм от токсинов и шлаков, нормализует работу пищеварительных органов, повышает способность стенок кишечника к всасыванию полезных элементов;
  • минеральные вещества (алюминий, барий, железо, калий, кальций, кремний, марганец, никель, цинк) – помогают заживлению и восстановлению поврежденных тканей, участвуют в метаболизме, укрепляют иммунитет;
  • пектин – стабилизирует обмен веществ, улучшает перистальтику кишечника и периферическое кровообращение, очищает организм от вредных элементов;
  • сапонины – нормализуют секрецию желез, усиливают всасывание различных лекарственных веществ;
  • танины – избавляют от отеков, воспаления и зуда, предотвращают обезвоживание эпидермиса, убивают микробов;
  • углеводы (глюкоза, фруктоза, сахароза) – являются источником энергии в организме.

Разнообразные свойства герани позволяют использовать ее для лечения множества заболеваний:

  • заживляет кожные и слизистые покровы при ранах, порезах, ожогах, язвах, экземах, улучшает состояние кожи при чесотке, дерматите, фурункулах, карбункулах;
  • устраняет кровотечения – маточные, желудочно-кишечные, геморроидальные и другие;
  • останавливает воспалительный процесс, уменьшает отечность, эффективна даже при поражениях суставов и позвоночника, переломах;
  • снимает болевой синдром, помогает при зубной боли, мигрени, болезненных менструациях и других патологиях;
  • улучшает сердечный ритм и работу сердечной мышцы, укрепляет сосуды, нормализует ток крови и артериальное давление, применяется при варикозном расширении вен, в том числе геморроидальных;
  • выводит из организма шлаки и другие вещества токсического характера;
  • растворяет солевые отложения при мочекаменной болезни, ревматизме, подагре;
  • регулирует работу печени, желудочно-кишечного тракта, почек;
  • уничтожает патогенные микроорганизмы – бактерии, вирусы, грибки, применяется при инфекционных поражениях ЛОР-органов, кожи и слизистых оболочек;
  • повышает защитные силы организма, тормозит развитие злокачественных опухолей;
  • нормализует обмен веществ и гормональные процессы, помогает при предменструальном синдроме;
  • избавляет от депрессии, применяется при расстройствах сна.

Существует много рецептов на основе растения, среди них такие:

Средство готовят из надземной части или корней герани, можно использовать их смесь. Берут 1 столовую ложку травы или 0,5 столовой ложки корней, заливают 200 миллилитрами кипятка и ставят на медленный огонь на 5 минут, потом охлаждают и процеживают. Полученный объем отвара доводят до уровня 1 стакана, добавляя кипяченую воду. Употребляют средство по 1-2 столовых ложки 3 раза в день во время еды.

Лекарство улучшает пищеварение, устраняет понос, нормализует кровообращение в венах геморроидального сплетения. Однако употреблять препараты пеларгонии на голодный желудок нельзя – это может спровоцировать появление тошноты и рвоты, поэтому лучше принимать их во время или сразу после еды.

Лекарственный настой из герани действует подобно отвару. Приготовить его можно такими способами:

  • Корень герани тщательно промывают под проточной водой, затем измельчают и заливают кипятком из расчета 1 столовая ложка растения на 1 стакан воды. Средство оставляют остыть, затем процеживают. Принимают 4-5 раз в сутки по 1 чайной ложке, разбавляя в небольшом количестве воды.
  • Измельченную траву растения заливают холодной кипяченой водой – на 1 столовую ложку сырья берут 1 стакан жидкости. Настаивают 8 часов, затем фильтруют. Содержимое 1 стакана выпивают равными порциями в течение дня.

По описанному ранее рецепту готовят отвар. После этого берут мягкую ткань или вату, смачивают в средстве и прикладывают к анальному отверстию на 15-20 минут. Лечение проводят после гигиенических процедур 2-3 раза в день. Последнюю примочку необходимо делать перед сном. Лекарство снимает воспаление и отек, ускоряет заживление трещин и язвочек в зоне поражения.

10-15 листьев герани измельчают, соединяют с 3 столовыми ложками ржаной муки, вливают 2 столовые ложки камфорного спирта и хорошо перемешивают до получения однородной массы. Средство наносят на чистую марлю или ткань, прикладывают к воспаленному геморроидальному узлу и закутывают. Процедуру проводят на ночь.

2 столовые ложки измельченной сухой травы герани заливают 0,5 литра кипятка и варят на слабом огне 10 минут. Отвар настаивают, пока не станет теплым, затем отфильтровывают и наливают в таз. Погружают в таз проблемные области на 10-20 минут.

50 грамм свежей зелени растения толкут деревянной скалкой (применять металлическую посуду нежелательно), складывают в пол-литровую банку и наливают сверху 200 миллилитров рафинированного подсолнечного или оливкового масла, чтобы трава была покрыта полностью. Настаивают средство в течение 5 суток, затем процеживают через марлю. Оставшийся продукт переливают в бутылку темного стекла и держат в темном прохладном месте.

Кроме проявления остальных свойств герани, средство значительно ускоряет заживление ран и трещин. Его используют для аппликаций, нанося на салфетку и прикладывая к области поражения, а при внутренних шишках геморроя – пропитывают им тампон и вводят в анальное отверстие.

Помогают облегчить симптомы внутреннего геморроя. Свежий лист растения промывают под проточной водой, слегка надрезают или отбивают, скручивают в трубочку, смачивают в растительном масле и вставляют в задний проход. Процедуру выполняют 1-2 раза в день после дефекации.

При обильных кровотечениях готовят ледяные свечи. Для этого выжимают из листьев герани сок, смешивают с равным количеством воды, заливают в сложенную из картона формочку, напоминающую суппозиторий, и замораживают. Готовая, очищенная от картона свечка должна быть гладкой, без зазубрин. Ее вводят в прямую кишку 1 раз в сутки.

Герань имеет ряд противопоказаний:

  • аллергические реакции на компоненты растения;
  • употребление внутрь натощак;
  • лечение препаратами пеларгонии более 20 дней подряд;
  • детский и пожилой возраст;
  • беременность и кормление грудью.

С осторожностью использовать при таких состояниях:

  • язва желудка или двенадцатиперстной кишки, гастрит с пониженной кислотностью;
  • повышенная вязкость крови, склонность к тромбофлебитам;
  • частые запоры;
  • любые хронические заболевания – в этом случае необходимо проконсультироваться с врачом.

Видите неточности, неполную или неверную информацию? Знаете, как сделать статью лучше?

Хотите предложить для публикации фотографии по теме?

Пожалуйста, помогите нам сделать сайт лучше! Оставьте сообщение и свои контакты в комментариях — мы свяжемся с Вами и вместе сделаем публикацию лучше!

источник

На первых стадиях от геморроя помогут избавиться народные средства, разработанные нашими предками в течение многих поколений. Одним из таких средств является герань от геморроя, о свойствах которой мы и поговорим. Страдать от геморроя может любой человек, вне зависимости от возраста и пола. Однако, если лечение будет начато вовремя, то человек сможет избежать серьезных последствий и больших мучений.

Стоит отметить, что целебными у герани считаются все ее части: листья, корни и даже цветы. Чтобы понять, как герань лечит геморрой, необходимо узнать, что входит в состав этого растения.

Содержит герань такие вещества:

  • Эфирное масло — содержит более сотни компонентов, обладает способностью снимать спазмы сосудов, нормализует кровяное давление. Избавляет от боли, устраняет воспаление, оказывает ранозаживляющее действие.
  • Дубильные вещества — способны защищать слизистую от раздражений, ускоряют всасывание питательных веществ. Обладают противовоспалительным и вяжущим действием, а также кровоостанавливающим и бактерицидным действием.
  • Гемицеллюлоза — улучшает перистальтику кишечника, нормализует работу органов пищеварения, способствует выведению шлаков и пищевых токсинов из организма. Нормализует состояние микрофлоры кишечника, улучшает усвоение микроэлементов и витаминов организмом.
  • Антоцианы являются природными красителями, придающими окраску растениям, но кроме этого оказывают противоотечное и бактерицидное действие. Укрепляют стенки сосудов и капилляров, оказывают кровоостанавливающее действие, снимают боль и воспаление и устраняют аллергические проявления.
  • Фенолкарбоновые кислоты — оказывают антисептическое бактерицидное действие, повышают защитные свойства организма, улучшают состояние сосудов.
  • Флавоноиды — улучшают работу органов пищеварения, состояние сосудов, предохраняют клетки от разрушительного действия свободных радикалов. Обладают противовоспалительными и антиаллергическими свойствами, повышают эластичность стенок сосудов.

В состав герани входят также углеводы, крахмал, витамины и тритерпеновые сапонины.

Благодаря вяжущим, противовоспалительным, кровоостанавливающим свойствам и способности оказывать благоприятное воздействие на работу ЖКТ, герань успешно применяют для лечения геморроя.

Существуют некоторые противопоказания для использования герани в лечении:

  1. не рекомендуется давать препараты из герани детям для внутреннего употребления;
  2. при наличии язвы желудка, гастрита и панкреатита;
  3. при наличии гипертонической болезни, так как герань может провоцировать перепады артериального давления.

Лечение геморроя геранью предполагает применение в лечебных целях свечей, отваров, примочек.

  1. Свечи помогут остановить кровотечение, избавиться от воспаления и болевых ощущений. Для приготовления свечки необходимо свернуть листик растения в трубочку, смазать сливочным или растительным маслом и после гигиенической процедуры вставить в задний проход. После следующего опорожнения кишечника провести гигиеническую процедуру и заменить свечу на новую. Свечи ставят в течение недели.
  2. Отвар применяется для внутреннего применения, нормализует работу системы пищеварения, препятствует появлению запоров. Чтобы приготовить отвар 1 ст. л. измельченного корня растения заливают 250 мл кипятка, настаивают не более получаса. После процеживания принимают по 20 капель отвара до 5 раз в день. Рекомендуется перед употреблением развести отвар в воде.
  3. Для лечения наружного геморроя применяют примочки, которые помогут избавиться от воспаления, жжения, боли и отеков. Для приготовления отвара для примочек измельчают 50 г растения (можно взять разные его части), залить стаканом кипятка, около 1 минут выдержать на водяной бане, остудить и процедить. Чистую салфетку смачивают в растворе и прикладывают к геморроидальной шишке на 10 минут, процедуру повторяют до трех раз в день, обязательно после осуществления гигиенической процедуры. Также можно измельчить корень растения, залить литром кипятка 2 ст. л. продукта, проварить 15 минут, остудить, процедить и делать примочки или сидячие ванночки.

Отзывы о лечении геморроя при помощи герани свидетельствуют о том, что больные очень мало знают о свойствах растения. Те, кто попробовал лечиться при помощи средств из герани, отмечают доступность и простоту в использовании.

Геморрой с молодости иногда дает о себе знать. Раньше я покупала свечи в аптеке, потом стала делать их самостоятельно из кокосового масла, каланхоэ. Недавно прочитала о свойствах герани, сначала даже не поверила, что может помочь. Но решила попробовать и не пожалела.

Очень хорошо помогают свечи, пробовала и отвар для примочек, но свечи действительно очень просто делать самому и держать в морозилке на всякий случай.

Татьяна, 46 лет — Новосибирск

С удивлением прочитала о свойствах этого незатейливого цветка, и что лечение геморроя геранью является эффективным. Решила попробовать действие свечей, потому что терплю боль и рези уже довольно длительное время.

Я сделала так, как и рекомендовалось — несколько свечей подряд, одну достаешь, гигиена, вторую ставишь. Через 2 дня забыла о всех неприятностях, связанных с геморроем.

источник

Избавление от геморроя
Причина геморроя – спазмы клапанов вен анального сфинктера. Причина спазмов – страх. У меня, например, обострения возникали перед тяжелыми экзаменами. 1 Напрягать и Расслаблять сфинктер и другие мышцы промежности и ягодицы 2 На полу «ходить» на ягодицах вперед-назад 3 Глотать косточки кизила и маслин 4 проверенных рецепта от геморрояПрошло 15 лет со времени моего лечения, и с тех пор повторения болезни не было.Итак, первый рецепт.
Нужно взять 12 картофелин размером с куриное яйцо. Хорошо их промыть, просушить. Курс лечения – 3 часа.Одну картофелину натереть с кожурой на мелкой терке, положить на тряпочку или мягкий целлофан. Кресло застелить, содержимое положить в центре кресла, сесть и раздвинуть ягодицы, чтобы содержимое кашицы плотно прикасалось к геморрою. Укрыться. Через 15 минут менять состав кашицы картофеля. За 3 часа провести весь курс лечения – 12 сеансов по 15 минут. Время лечения можно провести с пользой: вязать, читать и т.д. Обычно одного курса хватает для получения положительного результата. Если болезнь запущена, можно повторить через 7-10 дней.Второй способ лечения.Нужно взять лист герани, промыть, просушить, смазать растительным маслом, свернуть в трубочку и вставить в задний проход, как свечу, на ночь. Курс лечения – 7 дней.Третий способ.Для лечения геморроя можно использовать ванны. Нужно взять в равных пропорциях паслен (в фазе цветения и плодов) и спорыш – эта трава растет в каждом дворе и по обочинам дорог. Запарить в кастрюле 5-6 л в течение 10 минут. Настой использовать для ванн по 15-20 минут ежедневно, желательно на ночь. Курс лечения – 5-10 ванн. Настой можно использовать повторно, предварительно подогрев, а можно готовить ежедневно свежий.Четвертый способ.Использовать спил ствола свежей березы диаметром любого размера, но не выше 3-4 см. Хорошо его прогреть (на печке или в закрытой посуде на газовой плите). Затем сесть на этот спил на 30 минут, укутав себя, чтобы березовые испарения попадали на геморрой. Так повторить несколько дней, желательно на ночь, до исчезновения геморроя.Как дешево и просто вылечить геморройМое лечение проверено на себе и пациентах.При ежедневном и постоянном употреблении пересоленной пищи, даже слегка пересоленной, кровь человека становится более соленой. Кровеносную трубчатую систему окружает тканевая, то есть клеточная жидкость, которая не соленая. По закону диффузии она устремляется в сторону соленой крови, поэтому общая масса крови в кровеносном русле увеличивается, но кровь становится более жидкой. Под воздействием «отяжелевшей» крови происходит растяжение стенок вен в местах, подвергающихся большему давлению: это вены геморроидальные и нижних конечностей. Таким образом, возникают как геморрой, так и варикозное расширение вен на ногах. Кроме того, если масса крови в кровообращении увеличивается, то сердце получает дополнительную нагрузку и тем самым быстрее стареет, изнашивается.Чтобы избавиться от геморроя, необходимо резко уменьшить количество потребляемой в пищу соли. Без этого первого шага на пути к выздоровлению вас замучат бесконечные обострения болезни. Соленость продуктов можно уменьшить путем вымачивания соли. Следует 3-4 недели не есть мясных супов и борщей. Но можно есть вываренное мясо, котлеты и гуляши, а также разные каши, салаты, винегреты, овощи, фрукты, тыкву, кабачки, молоко, творог. Такая пища дает хороший послабляющий эффект кишечнику. Отличными лечебными блюдами являются постный борщ и овощные супы.За час-два до сна нужно вводить в прямую кишку геморроидальную свечу любого названия и ложиться на живот, подложив под низ живота подушку. Это способствует оттоку крови из воспаленных геморроидальных узлов и устранению застоя в них по причине созданного возвышенного положения тазовой области. Утром еще раз нужно ввести геморроидальную свечу. При уменьшении воспаления свеча вводится только на ночь. И так поступайте до конца лечения.Чудесное облегчение больной ощутит, если будет вводить обычную чуть теплую воду в прямую кишку при помощи медицинской резиновой груши, имеющей мягкий наконечник. Эту процедуру советую продолжать и после выздоровления через день-два перед испражнением. Неоценимое значение это будет иметь для пожилых людей, имеющих склонность к запорам. Это даст возможность не насиловать себя большим объемом пищи ради ежедневного стула. При этом человек будет иметь еще одну огромную выгоду: перестанет набирать лишний вес тела и резко затормозит процесс старения и склерозирования своего организма.И еще очень важный совет: в период лечения полностью противопоказано употребление любых алкогольных напитков, даже пива. Потерпите немного до выздоровления, иначе исцеление не произойдет.Лечение получится простым и дешевым. Поверьте полувековому врачебному опыту 80-летнего человека, у которого нормальное давление, хорошая кардиограмма, не тревожат сердце, желудок, печень, не болят кости. Хочу, чтобы другие люди тоже жили долго и были здоровыми.

Неприятное заболевание геморрой — вопреки народным анекдотам достояние не только престарелых бухгалтеров. Им, чтобы заработать геморрой, нужно вести сидячий образ жизни десятилетиями. Значительно быстрее — буквально в один день — геморрой зарабатывают себе молодые вполне спортивные женщины. Происходит это во время родов, вернее предшествующих им длительных схваток.

Когда роженица тужится, выталкивая ребенка, напрягаются не только мышцы ее матки и влагалища, но и заодно с ними — мускулатура толстого кишечника. А в результате совсем молодые женщины приобретают этот пренеприятнейший диагноз.

По статистике у нерожавших женщин геморрой встречается в 5 раз реже, чем у рожавших хотя бы один раз. При этом играет важную роль и возрастной критерий: при беременности в 30 лет заболевание встречается в 3 раза чаще, чем при беременности в 20 лет.

Бороться с геморроем нужно начинать немедленно, не оставляя это дело на потом, когда вы вернетесь из роддома, когда станет меньше хлопот с малышом и т. д. Еще собирая сумку в роддом, положите туда тюбик любой противогеммороидальной мази (приобретается в аптеках). Пользоваться начинайте сразу же после родов каждый день, соблюдая указанные в инструкции интервалы.

Существует множество народных рецептов лечения геморроя. Большинство из них заключается в частом и обильном употреблении различных составов. Но у кормящей матери свои приоритеты. Общеизвестно, что список веществ, могущих через молоко передаться ребенку и принести ему вред (от диатеза до тривиальных кишечных колик), очень обширен. Так что для кормящих мам остается не так много способов восстановить свое здоровье, не повредив малышу, — это специальная гимнастика, ванны и свечи.

Чтобы вернуть вены в исходное состояние, придется выкроить время и силы на регулярную гимнастику и даже йогу. Кстати, эти упражнения помогут вам восстановить и тонус матки и Влагалище после родов, а также мускулатуру ягодиц и брюшного пресса. Эти задачи тоже не стоит откладывать на потом: так как растянувшаяся кожа и атрофировавшаяся мускулатура очень быстро «привыкнут» к своему расслабленному состоянию и вернуть их потом на место можно будет только ценой гораздо более упорных тренировок или даже хирургическим путем. Так что, как говорится: совместим полезное с красивым.

Как утверждают специалисты, наибольший эффект в профилактике и лечении геморроя дают плавание, езда на велосипеде, гребля. Жаль только, что молодой маме все это вряд ли доступно по времени. Поэтому поищем упражнения, пригодные для домашнего использования. Вот комплекс упражнений, которые нужно делать 1-2 раза в сутки, желательно после сна и перед сном.

1. Сядьте на табурет, ноги согните в коленях и скрестите пот стулом. Сжимайте ягодицы максимально 15-20 раз подряд.

2. Сжимайте ягодицы, лежа на боку на ровной прямой поверхности 10-20 раз подряд.

3. Делайте «березку» (стойка на плечах) в течение 1-3 минут, попеременно вытягивая и сгибая ноги в коленях. Согнутые колени старайтесь опустить как можно ниже к голове.

1. Лягте на спину и поднимите одну ногу под углом 45 градусов. Затем поочередно медленно поднимайте и опускайте одну ногу, не дотрагиваясь ею до пола.

2. Лягте на пол, вытянув вдоль тела руки. Поднимите руки вверх и, вытянув вперед, оторвите туловище от пола и оставьте под углом 45 градусов. Как только почувствуете напряжение мышц живота, медленно поднимайте поочередно ноги до угла 45 градусов. Повторите 3-4 раза.

3. Лягте на спину, вытянув руки в стороны и положив ладони на пол. Затем медленно поднимите соединенные вместе ноги под углом 45 градусов к полу. Останьтесь в этом положении на некоторое время. Затем медленно наклоните согнутые ноги влево и вправо, касаясь ими пола. Затем верните ноги в вертикальное положение и медленно опустите на пол. Повторите 1-2 раза.

1. Воздержитесь некоторое время (чем дольше, тем лучше) от поднятия тяжестей, и вообще выполнения тяжелой физической работы. Поменьше стойте на ногах, а если все-таки приходится (например, в транспорте) — время от времени сжимайте ягодицы.

2. Старайтесь громко не разговаривать и не смеяться. Ну, а уж если очень нужно — садитесь перед этим на край жесткого табурета.

3. Некоторое время подмывайте задний проход только холодной водой. Неприятно будет только первую неделю, а потом привыкнете.

4. Принимайте ежедневно по 5-7 минут теплые (не горячие!) сидячие ванны в течение 10-12 дней. Для усиления эффекта можно добавлять в воду отвары ромашки, коры дуба, хвоща полевого, льняного семени, листьев земляники.

5. Периодически (а лучше ежедневно после родов) делайте свечи из сырого картофеля длиной 5-7 см диаметром 3-4 см и вставляйте на ночь. Это одно из самых старых, проверенных, эффективных и доступных средств избавления от геморроя.

6. Не допускайте запоров, кстати, это вредно и для ребенка.

Если вы по каким-то причинам не кормите грудью, можете принимать такие составы.

Залейте стаканом холодной кипяченой воды две чайные ложки тщательно промытого и измельченного корня одуванчика. Оставьте настаиваться в течение 8 часов. Пейте по четверти стакана 4 раза в день перед едой.

Залейте стаканом кипятка 1 ст. ложку измельченной травы зверобоя, прокипятите на слабом огне полчаса, процедите горячий отвар и пейте по четверти стакана 3 раза в день.

Три раза в день принимайте по четверти стакана рябинового сока с добавлением сахара, запивая стаканом воды.

источник

19.08.2011 01:08 Мексиканские проктологи уверены, что для лечения геморроя не требуется никаких лекарств.

— Алоэ является лучшим лекарством от геморроя любой степени тяжести. В моей практике были случаи полного излечения от застарелого геморроя, для терапии которого использовались только веточки алоэ. Если провести небольшой экскурс в историю, станет ясно, что как лекарство алоэ использовался уже два тысячелетия назад, о чем свидетельствуют различные исторические источники, в том числе и сохранившиеся до наших дней древние фрески, — сказал Диего Фернандес, проктолог (г. Мехико, Мексика).

Специалисты рекомендуют для лечения внутреннего геморроя использовать5-летний алоэ. Веточка обрезается от колючек и вставляется в анальное отверстие как обыкновенная свеча. Для терапии наружного геморроя лучше подходит 3-летний алоэ. С листьев также срезаются колючки, растение измельчается и в форме кашицы прикладывается к больному месту.

Коллеги! Нельзя горячую воду при геморрое! Вы чего!

Я болею этим уже 3 года. Самая большая шишка выскакивала размером с персик!! Это был АД! Я целый месяц ее лечил!
На операцию не хочу! Вот решил попробовать вылечить поздннюю стадию с помощью алое.
Жена сказала что ее дед вылечил запущеную стадию так!

Во первых, коллеги, самое главное диета!
Так получилось, что у меня всегда было обострение после того как я прилаживался к алкоголю Если не пью, все нормально.
Алкоголь нужно исключить. А так же курение, жирную, острую пищу. Сладкую тоже. Копченое, пряности тоже.

Как я делаю свечи из алое. (внутренний геморрой)
Срезаю самый толстый лист, кладу его в холодильник, затем полностью очищаю его от колючек и кожуры.
Если вы попробуете эту мягкую штучку засунуть в анус, то с 90% вероятностью он у вас порвется и вы его не засунете.
А я научился свечку из алое засовывать в попу.
Для этого я сделал апликатор со шприца.
Переднюю часть шприца, где вставляется иголка я обрезал, что бы свеча могла беспрепятсвенно выйти из шприца..
Затем эту часть необходимо нагреть, что бы пластик немного обплавился и убрались острые края.
Все аппликатор готов!

В него засовываем нашу свечку из алое, полностью очищенную от кожуры. Можно даже кашицу. Но я делаю свечи.
Вставляем на 1-2 см в попу и вводим его очень легко и удобно!

Свечи делаю каждый день на ночь. Если получается еще и утром. Планирую месяц так поделать, потом отпишусь.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: